Новости Севастополя

Майские каникулы в Аполлоновке

На длинные майские каникулы старый район Корабельной стороны замер, и только на причале в Аполлоновке, вдали от суеты, словно в другом измерении, небольшими группами отдыхают люди.

На длинные майские каникулы старый район Корабельной стороны замер, и только на причале в Аполлоновке, вдали от суеты, словно в другом измерении, небольшими группами отдыхают люди.

На спуске к знаменитому акведуку яркая вывеска с орфографической ошибкой «Апполон» зазывает покупателей в небольшой магазинчик. Все равно понятно, что продуктовая лавка названа в честь Аполлоновской слободки или в честь Аполлона Бельведерского, или в честь обоих символов.

Дорога к причалу вымощена булыжником, а узкая лестница возле частных домов полуразрушена, но ею активно пользуются местные жители.

Аполлоновка — не просто географическое название местности, это старый район Севастополя, прославленный фантазией писателя Александра Грина и его романтическим миром Гринландия, в котором есть городок Лисс, он же Аполлоновская слободка или просто Аполлоновка.

В конце 18 века здесь были построены продовольственный склад сухопутного ведомства, небольшая батарея №5, склад боеприпасов и караульный дом. Все это хозяйство находилось в подчинении полковника Аполлона Гальберга. Нижним чинам и простым жителям слободки запомнилась не фамилия, а имя офицера. Так и родилось название балки и находящейся в устье бухты.

В начале 20 века сюда от железнодорожного вокзала вела трамвая линия.

Сейчас к стенам древнего Аполлоновского (Лазаревского) акведука, которые используются как хозяйственные помещения, прибиты потертые рекламные вывески. Между железной дорогой и акведуком разместилась улочка Пляжная. На берегу, у самой воды, ютятся маленькие колоритные домики старого Лисса. Это улица Причальная.

Современная Аполлоновка так же живописна, как и литературная гриновская. На пирсе, как и тогда, уютно разместились рыбаки со своими снастями, котами и женами. Греясь на майском солнышке, они тянут из глубин черноморских окуней, ставрид и кефалей. В этом году «путина» в бухте не ахти какая, но и безлодочные рыбаки скорее созерцатели, чем добытчики.

С другой стороны пирса — лодочный причал. По старинке большинство яликов не причалены, а колышутся на волнах, нанизанные, как бусины, на единый трос.

Неподалеку проводит время группа подростков — молодежь ловит солнечные лучи. На утесе, окруженном морем и покосившимися лачужками, приютилась романтичная пара: читают книгу и кормят чаек.

Атмосфера гриновского Лисса здесь несомненно жива.

«Дома рассажены как попало, среди неясных намеков на улицы, но улиц, в прямом смысле слова, не могло быть... уже потому, что город возник на обрывах скал и холмов, соединенных лестницами, мостами и винтообразными узенькими тропинками... Желтый камень, синяя тень, живописные трещины старых стен; где-нибудь на бугрообразном дворе — огромная лодка, чинимая босоногим, трубку покуривающим нелюдимом; пение вдали и его эхо в овраге», — описывает воображаемый город Грин в рассказе «Корабли в Лиссе».

По улице Пляжной, оставляя в стороне улицу Причальную и Яличный переулок, поднимаемся по узкой тропке. Через метров 300 открываются панорама яхтенного клуба, пляж и руины Ушаковского акведука. Это 30-метровый фрагмент из семи пролетов, сохранившийся сразу за тоннелем: замшелые камни, массивные опоры, изящные арки. Попасть на него можно по тропинке, ведущей вдоль железнодорожных путей.

За Ушаковским пляжем где-то на берегу Килен-балки прячется гриновская Каперна. Но это уже другая история...

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter