Новости Севастополя

Право на прессу

Комментарии:

В условиях карантинных мер, принимаемых на фоне пандемии — распространения по миру новой коронавирусной инфекции, люди пострадали с неожиданной стороны. Жители Севастополя (и не только), читающие газеты, лишаются права на информацию.

В условиях карантинных мер, принимаемых на фоне пандемии — распространения по миру новой коронавирусной инфекции, люди пострадали с неожиданной стороны. Жители Севастополя (и не только), читающие газеты, лишаются права на информацию.

В редакции «Севастопольской газеты» с прошлого четверга красный телефон: «Не можем купить газету! Киоски закрыты, где искать, что делать?»

Звонят преимущественно пожилые севастопольцы, которым трудно, а сейчас и небезопасно (и не только для них самих), передвигаться по городу. На совет обратиться к волонтерам — ведь они обязались снабжать пожилых и одиноких товарами первой необходимости, получаем ответ: «Обращались — говорят, ничем помочь не можем».

Интересно, что в первой редакции федерального документа, очерчивающего круг товаров первой необходимости, печатные СМИ значились. 30 марта список был переработан. Из него исчезли: табак; автозапчасти; электрооборудование; кабельная продукция; бытовые приборы; оборудование компьютерное, электронное и оптическое; предметы садово-огородные и инвентарь; строительные и отделочные материалы и инструменты; санитарно-технические изделия; товары для предупреждения пожаров и пожаротушения; печатные СМИ; похоронные принадлежности; очки, линзы и их части.

В перечне остались санитарно-гигиенические товары: одноразовые маски, антисептик для рук, зубные щетки и пасты, мыло: туалетное и хозяйственное, салфетки: сухие и влажные, туалетная бумага, гигиенические прокладки и стиральные порошки. Добавленными стали следующие товары: подгузники, пеленки, шампуни для новорожденных, крем от опрелостей детский, бутылочки для кормления, соска-пустышка. Также в перечне товаров первой необходимости есть спички и свечки, топливо (бензин, дизель, сжиженный газ) и целая группа зоотоваров, включая ветеринарные препараты и корма.

Утверждение подобного документа означает, что люди, которые продают, производят или способствуют тому и другому — в отношении перечисленных товаров, могут и должны ходить на работу в дни, объявленные президентом страны нерабочими.

Исключение из списка товаров первой необходимости печатных СМИ удивительно вдвойне. Газеты и журналы являются средствами массовой информации, а в отношении СМИ, подчеркивалось особо, условия выходных карантинных дней не распространяется: журналисты обязаны работать.

Резонное замечание, что в современном мире информацию можно получить из интернета или ТВ, разбивается о тот факт, что есть люди, которые доверяют только газете. И материальный след газеты в мире — ее печатная версия — имеет еще абсолютные права на существование. Ведь огромный пласт населения не пользуется возможностью знакомиться с электронными версиями СМИ. А некоторые просто не имеют такой возможности.

Как же обстоит дело в Севастополе с местной периодической печатью? Частные распространители прессы не работают (газет в перечне товаров первой необходимости нет). Киоски «Союзпечати» работают, но лишь половина — пожилым киоскерам настоятельно рекомендовано самоизолироваться. Потом оказалось, что и почтальоны преимущественно из возрастной категории 60+. И их отправили на самоизоляцию, а оставшийся персонал почты бросили на доставку пенсий. Поэтому в городе с 4 апреля закрыты отделения связи, кроме пяти.

Правда 6 апреля руководство севастопольского отделения «Почты Крыма» объявило, что будет-таки доставлять газеты подписчикам вовремя, хоть это для них весьма трудно.

Хорошо, что в федеральный перечень товаров первой необходимости (из 23 пунктов) местные власти могут вносить свои поправки, исходя из конкретной санитарно-эпидемиологической ситуации в регионе. Может, наши власти обратят внимание на обширность аудитории севастопольских печатных СМИ? Мы про пенсионеров, с советского времени привыкших разговаривать со знакомыми им журналистами на теплых страницах бумажных газет. Напомним, что в Севастополе, согласно последней переписи населения, около 30% населения — пенсионеры.

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter