Новости Севастополя

Севастопольские архитекторы против деструктивной застройки мыса Хрустальный

В Севастополе активно обсуждают начало строительства в парке «Мыс Хрустальный» грандиозного по размаху и архитектурному решению театра оперы и балета, концепцию которого представили на днях для ознакомления общественности.

В Севастополе активно обсуждают начало строительства в парке «Мыс Хрустальный» грандиозного по размаху и архитектурному решению театра оперы и балета, концепцию которого представили на днях для ознакомления общественности.

Мнение о концепции высказал руководитель Севастопольского союза архитекторов Сергей Комаров, чей рабочий стол уже несколько дней украшает красочный альбом с картинками, табличками, пояснениями на английском языке и даже личным автографом автора — известного австрийского архитектора Вольфа Прикса.

То ли чайка, то ли мидия

В не слишком объемном и информативном альбоме — генплан и графический образ будущего здания, которое, по одной версии символизирует парящую чайку, по другой — мидию — с какого ракурса смотреть. Но даже непрофессиональным взглядом несложно обнаружить, что габаритные размеры (площадь занимаемого участка — 5,8 га, общая площадь объекта — 27,944 тысячи кв.м) будущего театрального здания вкупе с существующими и предполагаемыми к строительству объектами не оставляют места для изначально заявленного на мысе парка. Да и само здание выше естественной высоты мыса.

Как пояснил С.Комаров, красочная концепция — это пока все, по чему можно судить об объекте строительства. Разработанного проекта пока нет, а значит, нет и инженерного расчета, как на деле воплотить заявленные фантастические конструкции.

— Даже не знаю, какой инженер такое слепит. Пока эта идея совершенно неясна, картинка не привязанная к местности, и я очень сомневаюсь, что этот самый Вольф Прикс вообще когда-либо был в Севастополе. Судя по всему, концепция разработана для совершенно иной местности, — предположил С.Комаров.

По его ощущению, место для строительства выбрано методом тыка: просто однажды приехала заместитель председателя правительства России Ольга Голодец, ткнула пальцем, после чего указанную территорию обнесли забором и вывесили аннотационную табличку, заявив о якобы производимой за ним уборке обломков взорванной ранее шестнадцатиэтажки. Это потом выяснилось, что внутри уже вовсю роют котлован. Подо что — неизвестно.

По информации С.Комарова, градостроительный совет по данному объекту не созывался, разве что 7 декабря состоялось рабочее совещание в правительстве Севастополя с участием двоих местных архитекторов, приглашенных, скорее, для проформы. Тогда же на вопрос, кто станет зрителями нового театра (два зала рассчитаны на 1100 и 200 посадочных мест), был озвучен весьма оптимистичный прогноз, что на спектакли в театр столь высокого уровня зрители станут приезжать со всего мира. И вообще с постройкой театра город расцветет до уровня Нью-Васюков.

Деконструктивизм против классицизма

Изучение страниц творчества В.Прикса дает ясное понимание: он — яркий представитель деконструктивизма, стиля, основанного на отказе от традиционных архитектурных ценностей: пропорционирования, равновесия, гармонизации и четкой архитектоничности.

Отсюда ломаность линий, отсутствие симметрии, выраженный драматизм и динамичность образов, подчеркнутая конфликтность плоскостей. Словом, «архитектура будущего» или, вернее сказать, прошлого, поскольку подобный гигантизм был характерен для начала 90-х годов 20 века, но уже давно не является мейнстримом.

Другое дело, что концептуальное здание в этом стиле явно вступает в противоречие с классической архитектурой центральной части Севастополя, выпестованной еще адмиралом Лазаревым.

— Возможно, где-нибудь в Дубае или Гонконге это здание смотрелось бы органично, но мы живем не в пустыне. Севастополь красив своей природой, в рамках которой не стоит пытаться эпатировать. Кроме того, концепцией не учтено наличие на территории уже сложившихся архитектурных форм — обелиска в честь города-героя и памятника Матросу и Солдату, изначально задуманного Музея Великой Отечественной войны, — продолжает рассуждать С.Комаров.

А как с концепцией?

Напомним, что в ноябре 2017 года концепция застройки территории на мысе Хрустальный севастопольского архитектора Елены Белоус была признана лучшей среди 16 (призовые составили 500 тысяч рублей) и определена к дальнейшей разработке технического задания для проектирования. Так оно и случилось — после составления техзадания объявили тендер на разработку проекта планировки территории, выиграла который московская организация «Гипрогор». Те представили свою версию планировки, которая, получается, в новых реалиях едва ли будет востребована.

В случае же австрийской концепции будущего театра о проекте планировки пока и речи не идет.

Правда, губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников в ходе итоговой конференции 24 декабря заявил, что как раз наоборот, и даже дал задание опубликовать сравнительную таблицу всех строящихся в городе объектов.

— Такой подход к городской застройке фактически уничтожает его. Сейчас это стало тенденцией — нам уже навязывали памятник Потемкину, потом памятник Примирению... Предлагаемое к постройке здание театра оперы и балета — еще один пример отсутствия у приезжих чиновников понимания и знания города, нежелания понять и почувствовать его, — возмущается С.Комаров.

И что дальше?

По мнению севастопольских архитекторов, необходимо срочно задробить стройку. С этой мыслью 21 января на собрании своей общественной организации они приняли решение направить в Правительство РФ обращение с просьбой вмешаться в ситуацию и повлиять на нее. Кроме того, архитекторы намерены подключить в обсуждению активистов Общероссийского народного фронта и созвать заседание архитектурно-художественного совета. Правда, на фоне всеобщего негодования и возмущения непонятная стройка продолжается...

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter