Новости Севастополя

Городу требуется другое муниципальное деление

Владимир Чекмезов, принимавший в 2014 году вместе с другими депутатами Севастопольского горсовета законы «Об административно-территориальном устройстве Севастополя» и «Об административно-территориальном и муниципальном устройстве Севастополя», считает, что муниципальных округов должно быть не 10, а 38.

Владимир Чекмезов, принимавший в 2014 году вместе с другими депутатами Севастопольского горсовета законы «Об административно-территориальном устройстве Севастополя» и «Об административно-территориальном и муниципальном устройстве Севастополя», считает, что муниципальных округов должно быть не 10, а 38.

В мае 2014 года решением депутатов Законодательного собрания были образованы 10 муниципальных образований, каждое из которых наделено полномочиями, количество и содержание которых время от времени меняются по решению городского правительства.

Разумеется, под реализацию полномочий из городского бюджета выделяются определенные средства. На первый взгляд, немалые. Так, на благоустройство территорий на 2019 год выделены следующие суммы: Гагаринскому МО — 47,32, Нахимовскому — 47,405, Ленинскому — 30,165, Балаклавскому — 57,905, Терновскому — 18,2, Андреевскому — 22,260, Верхнесадовскому — 23.152, Орлиновскому — 33,4526, Инкерману — 36,766 и Каче — 51,002 млн рублей.

Достаточно ли для Севастополя такого количества МО, а также выделяемых финансовых средств для решения повседневных вопросов — этот вопрос «Севастопольская газета» адресовала эксперту, журналисту, автору книги «Муниципальная реформа: быть или не быть?» В.Чекмезову.

Напомним, что в 2014 году как раз В.Чекмезов вместе с другими депутатами Севастопольского горсовета принимал законы «Об административно-территориальном устройстве Севастополя» и «Об административно-территориальном и муниципальном устройстве Севастополя».

— Достаточно ли городу десяти МО?

— Разумеется, нет. В свое время мы готовились к проведению муниципальной реформы, объявленной еще в украинские времена. Заслышав о намерении Киева реформировать местное самоуправление, мы решили сработать на опережение, собрали рабочую депутатскую группу и разработали местную модель. За основу были взяты административно-территориальное деление и муниципальное устройство Санкт-Петербурга.

Интересно, что еще до 2010 года мы постарались свериться с европейским опытом и целой делегацией съездили в Страсбург. В процессе изучения появилось понимание, что эти самые муниципальные округа не должны быть большими, поскольку они решают вопросы местного значения.

Для примера: в английском варианте округ охватывает 3-5 тысяч, по немецкой версии — 5-7 тысяч человек. Так вот, исходя из этого, 10 муниципальных образований — это было очень мало даже для Севастополя с 380-тысячным населением, не говоря уже о сегодняшних 420 тысячах.

На весну 2014 года у нас как раз и было 38 фактически сложившихся МО, получалось по 10 тысяч человек населения на округ.

— Откуда же появились эти 38 округов, о которых вы говорите?

— Все просто: избирательные округа были преобразованы в муниципальные, а 38 избранных депутатов-мажоритарщиков «сели» на свои территории, восприняв их, как муниципальные образования или округа.

Это получилось де-факто, официально же существовали все те же десять: четыре районных местных совета, один городской, один поселковый и четыре сельских. «Бюджет» каждого из 38-ми «самопровозглашенных» округов составлял примерно 6 млн гривен, то есть 15 млн в сегодняшнем рублевом эквиваленте (бюджеты 10 указанных муниципальных единиц утверждались отдельно). Этой сумме соответствовали и полномочия.

По нормам местного самоуправления размер муниципального округа должен соответствовать размеру городского микрорайона, со своим детским садом, школой, поликлиникой, Домом культуры, сквером, возможно, парком... Это все и должно быть объектами хозяйствования муниципалов. Поэтому депутатская рабочая группа в 2014 году предложила Законодательному собранию утвердить не 38, а 24 округа. Но поскольку Севастополь должен был буквально «влететь» в законодательство России, изменения пришлось отложить на более позднее время.

— Но как разумно разделить государственные и муниципальные полномочия?

— Дело правительства — реализовывать госпрограммы, а муниципалы должны заниматься своими малыми делами. Если по-честному, государственных полномочий из общего списка городских дел всего-то процентов 10. К ним относятся дороги и сети (водоснабжение, канализование и др.), строительство промышленных предприятий и очистных сооружений и т.п. А вот подъезды, дворы, внутридворовые проезды, детские и спортивные площадки — это полномочия муниципалов, и правительству там делать нечего. На местах эти вопросы решались бы быстрее, дешевле и качественнее. Только на местном уровне известно, на каком склоне необходимо устроить лесенку в двадцать ступеней, а где к этой лестнице нужно приварить поручень, чтобы пожилые люди могли без экстрима подняться к своему подъезду. Вопрос раздельного сбора ТБО — вопрос муниципальный, как и вопрос общественных туалетов, которые должны стать следствием строительства в городе очистных сооружений. Туалетов должно быть в городе достаточно, они должны быть бесплатными, но только муниципалы знают, где именно их поставить.

Образно говоря, генерал должен командовать офицерами на командных пунктах, а не сержантами в окопах. А наше правительство пытается командовать и одними, и вторыми.

— Зачем им это?

— Возможно, они это делают для собственной популярности или это происходит от нежелания признать прерогативу муниципалов, доверить им те самые дворы и подъезды и... деньги на эти цели. А надо перестать жадничать, и не тянуть постоянно одеяло на себя.

Кстати, в 2013 году мы при всей нашей бюджетной бедности убедили тогдашнего председателя горгосадминистрации Владимира Яцубу в необходимости выделить муниципалитетам 25% бюджетных средств, у меня даже сохранилась стенограмма.

— Но, по мнению правительства, муниципалам и теперь выделяется достаточно средств. А каков международный опыт?

— В Финляндии, например, все налоговые отчисления делятся ровно пополам: половина остается у державы, другая распределяется муниципалитетам. В США процент распределения — 60 на 40. Даже в СССР на нужды местных советов выделялось 20%. Что касается нашего города, то в настоящее время это соотношение составляет 99 и 1%.

— В других российских регионах такая же картина?

— Я интересовался и выяснил, что по другим регионам средства, выделяемые муниципалам, составляют 13-14% от госбюджетных средств, и это то, чего нам стоит добиваться.

Это важно, поскольку тогда выделяемые государством деньги реально доходили бы до людей, чего пока нет. Тогда и отношение к правительству бы изменилось, и люди бы стали положительно оценивать способность действующей власти к управлению, отзываясь доверием. Цель местной власти — работать на пользу населению в тысячах важных для людей мелочах, а не ради чьей-то выгоды. Кстати, таких мелочей — тысячи, и госвласть никогда за ними не уследит.

— Давайте все же уточним само понятие местного самоуправления.

— Изначально это официальное самоорганизованное и самостоятельно управляющееся сообщество, которое само формирует подконтрольный ему муниципальный орган из выборных людей, способных видеть проблемы, инициативно работать и отслеживать, куда направлены и как расходуются выделенные деньги. Вместо этого у нас сейчас все навесили на 10-15 депутатов, которые по сути представляют собой разновидность все той же госвласти под предводительством правительства и полностью ему подотчетную. Между тем те и другие должны идти разными дорогами. На свою дорогу муниципалов, увы, пока не пускают, и отчитываться перед населением им нечем.

— Эти наработки изложены в вашей книге, но почему-то не используются.

— Фактически это так. Правда, недавно по моей инициативе мне дали возможность выступить на научной конференции в Севастопольском госуниверситете, где я в присутствии депутатов Законодательного собрания изложил свои доводы о необходимости переустройства местного самоуправления. Они были восприняты многими, но только не региональными законодателями. Может быть, потому что перестройка местного самоуправления невозможна без изменения общей административной структуры города.

— Что имеется в виду?

— Отделение должности губернатора от должности председателя правительства, восстановление исполнительной государственной власти в районах, а также выведение муниципалитетов из подчинения правительству и увеличение их числа до 24 (по числу городских микрорайонов и компактно расположенных групп сельских населенных пунктов). Такое изменение административно-территориального и муниципального деления не может однозначно оцениваться и тем более приветствоваться. Но иначе сложившаяся схема регионального управления, при которой муниципалитеты перестали быть действенными единицами, а губернатор взял на себя обязанности главы одного большого муниципалитета, сохранится.

Повторюсь, предлагаемая модель переустройства в значительной степени соответствует организации власти и управления в Санкт-Петербурге, нашей «северной столице».

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter