Новости Севастополя

Херсонес разрушают непрофессионализм и бесхозяйственность

Большинство приезжих привыкли видеть Херсонес с парадной, открыточной стороны: колонны, базилика, мозаика, море, словом, красота... И только специалисты в области археологии вынуждены констатировать, что уникальный памятник истории и археологии фактически находится в удручающем состоянии.

Большинство приезжих привыкли видеть Херсонес с парадной, открыточной стороны: колонны, базилика, мозаика, море, словом, красота... И только специалисты в области археологии вынуждены констатировать, что уникальный памятник истории и археологии фактически находится в удручающем состоянии.

В этом может убедиться каждый, совершив прогулку по территории древнего городища. В нашем случае роль гида взял на себя профессиональный реставратор Анатолий Туманов, искренне обеспокоенный нынешним состоянием Херсонеса.

От первого лица

— Мое детство прошло в Херсонесе. Тамошний пляж словно привораживал и манил нас во время летних каникул. Наша дворовая компания сверстников купалась «на скалках», где всегда было немного приезжих, а больше своих. Севастопольская ребятня знала там каждый камень и, казалось, каждого краба-паука, то и дело выползавшего из узких каменных расщелин. Уже в годы учебы в институте мне привелось несколько сезонов работать в Херсонесе в составе экспедиции Института археологии АН СССР, и это тоже запомнилось на всю жизнь.

Тогда студентов из столичных вузов заманивали в экспедиции не только раскопками, но и возможностью вдоволь накупаться в теплом море. А как же без этого — экспедиционеры, как правило, живут в спартанских условиях.

Кто бы мог тогда подумать, что с некоторых пор купание в Херсонесе будет категорически запрещено под предлогом некой антропогенной нагрузки. Дескать, купальщики своими босыми пятками могут «в ноль» стереть тысячелетние раритеты.

По причине такого запрета за последние годы размах проводимых раскопок, даже на первый взгляд, уменьшился, да и сам заповедник утратил привычный вид научной лаборатории под открытым небом, приобретя взамен столь желанный новому руководству лубочной образ.

Профессионалы не нужны

А.Туманов — участник археологических экспедиций с 1998 года, с апреля 2007 года работал в архитектурно-археологическом отделе Херсонесского музея в качестве археолога-реставратора. За это время получил большой практический опыт ведения реставрационных работ архитектурно-археологических объектов. В 2010 году поступил учиться на заочное отделение исторического факультета Крымского федерального университета им.Вернадского, который окончил в 2015 году. На отлично защитил квалификационную работу по теме: «Консервация и реставрация архитектурно-археологических памятников Херсонеса Таврического». Вот только выводы, сделанные в дипломе, кроме экзаменаторов и рецензентов, в самом Херсонесском заповеднике всерьез никого так и не заинтересовали.

Казалось бы, человек полностью подготовлен к научной деятельности, однако руководство музея предпочло отмахнуться от высказанных им критических замечаний и предложений в пользу регулярных бравурных отчетов наверх.

Между тем, занимаясь консервационными и реставрационными работами на городище, А.Туманов хорошо изучил их состояние и теперь поделился информацией о существующей опасности потерять многое, что составляет историческое достояние.

Происходящее в Херсонесе на протяжении последних двух лет А.Туманов вообще называет преступлением. С этой мыслью он даже написал письмо Президенту РФ, отреагировав на заявление последнего, что после освобождения Пальмиры Россия займется восстановлением тамошних памятников истории, на что он вызвался быть добровольцем.

Однако письмо переправили в Минкульт, откуда пришел ответ: «Принимая во внимание объем и сложность задач, стоящих перед ФГБУК «Государственный историко-археологический музей-заповедник «Херсонес Таврический», полагаем, что Ваши знания и навыки будут максимально востребованы при проведении работ на объектах музея-заповедника».

На поверку оказалось, что руководство заповедника не разделяет этого мнения. По крайней мере, когда в июле 2017 года А.Туманов написал заявление об увольнении, его, дипломированного специалиста, аттестованного по редкой 1-й категории реставратора памятников каменного зодчества в направлении «естественный камень», не задумываясь, рассчитали. Дескать, не нравится — не держим.

На деле он сам назвал причиной своего увольнения личный протест против устойчивого нежелания руководства что-либо делать по сохранению археологических объектов и даже сознательного ухудшения их состояния. Надо сказать, что в числе таких вынужденных уволиться «по собственному желанию» оказался целый ряд специалистов, не согласных с позицией руководства.

— Прежде большинство из нас числились реставраторами памятников каменной архитектуры, но с некоторых пор нас низвели до статуса простых рабочих, не имеющих полномочий даже закрепить выпавший из стены камень. Теперь для этого нужно ждать оформления соответствующих бумаг и решений сверху. В результате такого рода ожиданий, как правило, разрушенной оказывается вся стена, и на ее восстановление уже требуются составление отдельного проекта и выставление работ на тендер. После всего этого к работам, по идее, должны приступить заезжие специалисты.

Теперь, после увольнения, А.Туманов не самый желанный гость в заповеднике, но его самого неудержимо тянут туда боль и ответственность за древний город.

Метла новая — стены старые

С гордостью А.Туманов показывает образцы античной кладки, к восстановлению которой приложил руки, и обращает внимание на фрагменты стен, состояние которых, на его взгляд, недопустимо: небрежно наляпанный поверх древних камней цементный раствор или, напротив, держащиеся на честном слове камни.

— Эти стены уже сыплются и требуют немедленной реставрации, а на них никто просто не обращает внимания. Даже не заботясь о том, что по незакрепленной кладке бегают дети, — показывает А.Туманов на практически висячие фрагменты каменной кладки, одновременно вспоминая, что неоднократные попытки обратить внимание руководства заповедника на состояние городища не были успешными. Такое вот несоответствие: на фоне предполагаемой угрозы со стороны купальщиков — полное нежелание видеть реальную угрозу реальным археологическим объектам.

— Вот смотрите, это раствор первых веков нашей эры, так называемая цемянка, придуманная римлянами, состоящая из извести, толченой керамики и песка. Штукатурка осыпается, а им важнее, чтобы к воде не подходили. Стены разваливаются и здесь, и там, и вон там тоже... — показывает А.Туманов в сторону Уваровской базилики. Действительно, некоторые древние камни валяются прямо посреди улицы. Как же так — в заповеднике существует отдел музеефикации из десяти сотрудников!

Варварская реставрация

Вместе с тем на городище немало примеров поистине варварского отношения к древностям. Например, вкручивание в древние камни самых обыкновенных металлических болтов, которые, разумеется, подвержены ржавчине и, значит, разрушению кладки изнутри. Другой пример — заделывание стен абсолютно посторонними камнями — мол, по размерчику подходят, да и ладно.

Да что говорить, если даже на спуске на уваровский пляж умудрились незаконно построить капитальную стену с металлической решеткой. Возмущенные граждане даже обращались по этому поводу в Минкульт, но в ответ получили заключение, что данная постройка никакого внешнего воздействия на состояние городища не оказывает. До сих пор непонятно, как воспринимать такой ответ, если законом №73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (ст.5.1.1) строго запрещается любое капитальное строительство. Кстати, стена находится в пределах древней рыбозасолочной цистерны, границы которой отчетливо читаются на фоне новодела и теперь.

— Эта скала, так же, как и постройки, которые на ней стояли, является частью объекта «Херсонес Таврический» и, значит, охраняется государством. А вместо этого невосполнимо испорчена одна из стен цистерны, — в бессилии разводит руками А.Туманов.

На его взгляд, деньги, которые выделяются заповеднику, разумнее было бы направить на его поддержание, а не на создание картиночного имиджа с подсветкой и помпезными лестницами.

И смех, и слезы Херсонеса

На самом деле некоторые примеры непрофессионального отношения к Херсонесу поражают своей нелепостью. Иногда до смешного доходит. Например, в 2015 году, накануне визита Президента РФ, во время удаления растения-паразита эфедры, чьи корни расходятся по стенам и, утолщаясь, разрушают кладку, тогдашним руководителем заповедника Ларисой Седиковой была дана команда срочно прекратить работы с аргументом «с эфедрой камни смотрятся красивее».

А сколько на территории брошенных объектов, реставрация которых было началась, но потом была остановлена до... полного разрушения!

По словам А.Туманова, обычной ситуацией сегодня стало приведение в порядок по принципу «уберем все лишнее». Так появляются «лишние камни», которые за ненадобностью просто вывозят на городскую свалку.

Еще один казус связан с работой заезжих экспедиций. За примером не нужно далеко ходить — прямо в основной части городища (прежде жилые кварталы) экспедицией из Санкт-Петербурга была раскопана усадьба. Работники музея провели консервацию раскопанных стен, промазали раствором швы между камнями, но не обратили внимание, что одна из стен стоит на земляной подушке. Зимой ударил мороз, после чего оттаявшая земля разжижилась и под массой камней рассыпалась, в результате чего кладка частично обрушилась. Рассыпавшиеся камни собрали и вывезли на свалку. Да таких примеров в Херсонесе — не один и не два...

А в итоге привычный образ Херсонеса меняется на глазах, и, давайте говорить прямо, мифическая антропогенная нагрузка к этому не имеет никакого отношения.

comments powered by HyperComments
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter