Новости Севастополя

Лодки и каноэ своими руками

Комментарии:

Сделанные своими руками лодки, каноэ, доски, байдарки, швертботы севастополец Игорь Васильев обычно отправляет почтовой пересылкой в самые разные регионы России — в Москву, Санкт-Петербург и даже в Заполярье. Там, на местных озерах и реках, они оказываются весьма востребованными.

Сделанные своими руками лодки, каноэ, доски, байдарки, швертботы севастополец Игорь Васильев обычно отправляет почтовой пересылкой в самые разные регионы России — в Москву, Санкт-Петербург и даже в Заполярье. Там, на местных озерах и реках, они оказываются весьма востребованными.

После отправки очередной такой посылки небольшая мастерская И.Васильева, устроенная во дворе частного дома на Северной стороне, ненадолго пустеет, чтобы уже вскоре заполниться очередным будущим каноэ или лодкой. Настоящий эксклюзив!

Кое-что о лодкостроении

— Для меня это не бизнес, а ремесло, — без тени самодовольства рассказывает мастер, показывая скромную мастерскую.

— Вот это гибридный проект: корпус состоит из хорошо известной прогулочной гребной лодки «фофан», увеличенной на 35 процентов, а идея парусного вооружения скопирована с английской лодки «Дрэскомб Логгерах» («Палтус», по-нашему). Когда эта лодка будет готова, пока еще неизвестно, поскольку именно ее наконец-то делаю для себя, а это, как обычно, быстро не получается,— делится И.Васильев.

В разговоре о лодках без деталей, связанных с технологией их строительства, никак не обойтись. Уже вскоре мы вполне в курсе того, что корпус будущего швертбота имеет длину 4,6 метра, изготавливается из фанеры и набран по принципу «кромка на кромку», что на следующем этапе сегодняшнего недостроя появятся деревянные «баночки», затем руль, мачта...

В отличие от лодки-швертбота, индейское каноэ в момент нашего посещения уже близилось к завершению.

— В законченном виде такое каноэ весит всего-то 23 килограмма, что позволяет поднять его одной рукой и, надев на специальную распорку бимс (по виду напоминающую коромысло), носить на плече. Так когда-то поступали канадские индейцы, — рассказывает И.Васильев, снова не в силах удержаться от технических деталей.

— В окончательном варианте корпус обтягивается (по принципу натяжки художественного холста на подрамник) толстой льняной тканью и промазывается смесью льняного масла, мела и сурика (так называемым свинцовым мылом), обеспечивающей полную водонепроницаемость. Останется отшлифовать, покрыть лаком, поставить фигурные бортики.

При построении лодок И.Васильев пользуется готовой формой. Но даже несмотря на это, двух совершенно одинаковых лодок все равно не получается. В его мастерской все приспособлено для работы: есть специальная емкость для изгибания древесины, при том, что каждую деталь приходится гнуть вручную, предварительно распарив в кипящей воде. В таком состоянии еловая древесина податлива к изгибанию, а при остывании сохраняет заданную форму.

В классическом варианте должны еще использоваться латунные гвозди, но так как таковых у нас не раздобыть, пришлось заменить их на водостойкий клей.

На просьбу назвать общее количество построенных лодок мастер пожимает плечами — дескать, таких подсчетов никогда не вел. Но прикинув что-то, называет число — около 30. Впрочем, расстается он со своими творениями довольно легко.

При том, что каждую лодку лично проверяет на воде, и уж если не понравилась, как правило, не возвращается к этому типу лодок. Так было, например, с каяками, которые И.Васильев, сделав и испробовав в деле, определил к неподходящим для себя плавсредствам. Другое дело — доска для гребли, с использованием идеи длинного и хорошо обтекаемого поплавка. Стоя на такой доске, можно грести веслом.

Есть среди его лодок и такие, которые, кроме него, в России не делает никто.

— Построить можно любую лодку, лишь бы ее можно было вытащить из мастерской усилиями нескольких человек. Сами видите, ни кран, ни погрузчик на участок не зайдет, — показывает мастер.

Судоверфь в квартирных условиях

А все началось с посещения букинистического магазина в родном Мурманске. Именно там десятилетний мальчик обнаружил старые номера журнала «Катера и яхты». В одном из них прочел статью М.Михайлова «Каноэ: традиции и современность» и «заболел» идеей строительства лодок. Но какие лодки в столь юном возрасте...

В очередной раз к этой мысли он вернулся уже после окончания учебы на историческом факультете Воронежского пединститута.

Свое первое каноэ И.Васильев построил в 1998 году в обычной городской квартире, и до сих вспоминает об этом, как о совершенно безумном предприятии.

— Только представьте, ну каким образом можно было получить и использовать пар в квартире? Хорошо еще, что к тому моменту родители отдали мне квартиру на растерзание. Так что я постоянно кипятил в ведре воду, поливал кипятком планки... Одно только изгибание шпангоутов заняло почти неделю, планки приходилось резать ножом и раскалывать, не хуже настоящих индейцев! На всю лодку ушло несколько месяцев,— рассказывает теперь И.Васильев.

Со временем, когда ему уже со своей семьей довелось переехать в Севастополь, увлечение вернулось. Тогда-то и было принято решение построить прямо во дворе небольшую мастерскую.

Без регистрации, но с постановкой на учет

Согласно российскому законодательству, все лодки весом менее 200 килограммов не подлежат регистрации и свободны в эксплуатации. Правда, в Севастополе ситуация осложняется наличием погранзоны. Для данного типа лодок регистрации государственной инспекцией по маломерным судам не требуется, зато нужна постановка на учет в Пограничной службе, что находится по адресу: ул.Лермонтова, 3.

Кроме того, за четыре часа до выхода в море погранслужбу необходимо уведомить об этом намерении. Таким образом, сам факт выхода в море носит не разрешительный, а уведомительный характер.

Не повод для «понтов»

Изначально вопрос об изготовлении лодок на продажу не шел. Да и сам И.Васильев — не тот человек, что будет разрабатывать бизнес-планы или заниматься саморекламой.

— Покажите мне строителя деревянных лодок, и вам покажу бедного человека, — приводит он в разговоре английскую пословицу.

Нет, в принципе заработать на этом можно, но только поставив производство на поток. Последнее предполагает наличие соответствующих станков и приспособлений, на покупку которых у нашего героя пока нет достаточных средств. Арсенал используемых им технических инструментов ограничен ручными электродрелью, лобзиком, шлифовальной машиной и дисковой пилой. Кстати, жестких стандартов по изготовлению лодок не существует и по сей день, поэтому И.Васильев пользуется стандартами Американской гильдии строителей деревянных каноэ.

Другое дело, что современная промышленность, в первую очередь китайская, уверенно перехватила инициативу у таких вот мастеров-индивидуальщиков и наводняет рынок дешевой, но низкокачественной продукцией, обесценивая настоящий труд.

Судите сами: самая маленькая синтетическая надувная доска стоит примерно 30 тысяч рублей, а И.Васильев вынужден продавать свой хенд-мейд из натурального дерева и того дешевле. И это, заметьте, при условии предоставления фактически неограниченной гарантии на изделие.

— Пока, в основном, мои лодки и каноэ отправляются в крупные российские города. Понимающим в этом толк ценителям цена каноэ в 30 с небольшим тысяч рублей не кажется запредельной, — поясняет мастер. При этом на утверждение корреспондента «Севастопольской газеты», что цена явно занижена, он отвечает, что деревянная лодка — не повод для «понтов».

Конечно, с этим можно было бы и согласиться, если бы не легкое сожаление о том, что столь красивые лодки пока не украшают севастопольские бухты, на фоне которых их изящные обводы так здорово бы смотрелись.

comments powered by HyperComments
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter