Новости Севастополя

Севастопольским архитекторам не хватает смелости заявлять о себе

Комментарии:

Каждый человек, впервые познающий Крым, непременно отметит своеобразие и внешнюю непохожесть крымских городов. Севастополь, Ялта, Феодосия, Саки, Симферополь — каждый из них имеет свое неповторимое лицо, не утраченное даже в период засилья советского типового строительства.

Каждый человек, впервые познающий Крым, непременно отметит своеобразие и внешнюю непохожесть крымских городов. Севастополь, Ялта, Феодосия, Саки, Симферополь — каждый из них имеет свое неповторимое лицо, не утраченное даже в период засилья советского типового строительства.

Вопрос сохранения и развития архитектурных особенностей городов Крыма и Евпатории, в частности, стал главной темой лекции члена Союза архитекторов России Алексея Комова «Быстрые победы. Тактическая урбанистика».

Лекция состоялась в Севастопольском союзе архитекторов и вызвала живой интерес молодых севастопольских архитекторов, тем более, что сам А.Комов исповедует так называемую архитектуру прямого действия. Будучи евпаторийцем по духу и получив воспитание в художественной семье, он считает себя настоящим любителем Евпатории, а на вопрос, давно ли он в Крыму, отвечает, «как минимум, с девятнадцатого века», имея в виду родословную в лице своего прадеда.

— Мне очень жалко тех, кто никогда не бывал в Евпатории, — заявляет он почти цитатой Маяковского всем своим друзьям и знакомым. Именно поэтому большая часть его творческих проектов посвящена Евпатории. По этой же причине уже в 2014 году А.Комов был приглашен на должность главного архитектора Евпатории и теперь является советником по архитектуре. Однажды кто-то назвал его послом Евпатории в архитектурной вселенной, и это определение не лишено своего смысла.

За годы творчества у него сформировалось собственное мнение о направлениях развития облика Евпатории, подкрепленное конкретными разработками, многие из которых А.Комов представлял на международных конкурсах.

— Я верю только в реализованную архитектуру, тем более, когда речь идет о молодых архитекторах, которым это нужно для роста самосознания и поддержания уверенности в себе, — настаивает А.Комов. Без этого, по его мнению, все уходит в бумажную архитектуру, а это сорт графики и чисто концептуальное искусство.

Он начал всерьез заниматься архитектурой Крыма еще до вхождения такового в РФ, а знаковым для себя проектом он считает «Курортоград», посвященный советскому архитектурному наследию. В этом смысле Евпатория — настоящий музей под открытым небом, а значит, широкое поле деятельности для архитекторов крымской школы.

Кстати, распространенный стереотип о том, что крымской архитектурной школы не существует, по мнению А.Комова, неверен — один только КрымНИИпроект чего стоит! Она есть, а ее современным представителям не хватает разве что смелости заявлять о себе. И ведь в свое время Крым сумел-таки устоять против так называемого сочинского вторжения, наиболее ярким и инородным проявлением которого стала гостиница «Ялта-Интурист». Не наше, не крымское!

Возвращаясь к теме Евпатории, он уверен, что этот город полон неимоверного количества смыслов, а это означает, что традиционно используемые архитектурные лекала для него не подходят. Как раз поэтому А.Комов определил драйверы развития Евпатории — культура, образование, оздоровление — и, уже будучи на посту главного архитектора города, начал расчищать городскую среду и формировать ее на принципах эстетического восприятия и создания единого городского стиля.

Все началось с банальной подготовки к сезону, с задачи ликвидировать разномастную палаточную торговлю, заменив старые ларьки и киоски на модульные павильоны единого дизайна, упорядочив их расположение. В результате было достигнуто главное — открылся морской фасад города.

Первым на этом пути стало устройство так называемых воркобъектов: бордюров-кашпо, которые заменили уличные скамейки и лавочки, так называемых «кормушек» — переносных мини-библиотек, предполагающих обмен книгами, а также знаковых для города функциональных артобъектов с использованием брусковой системы скамеек. По словам А.Комова, горожане, хотя и не сразу, все это приняли.

Отдельной историей стали изменения в пляжной застройке. С расстановкой приоритетов в пользу легких и более практичных деревянных конструкций в виде пергол-навесов, пришедших на смену массивным и вечно ржавеющим у моря металлическим конструкциям. Что-то подобное было на евпаторийских пляжах в 30-е годы прошлого столетия и выглядело довольно эстетично.

Еще одной темой стало проектирование города мастеров в исторической части Евпатории, с созданием там центра сосредоточения национальных крымских ремесел и уголков-вернисажей.

Те, кто не так давно был в Евпатории, наверняка ощутили произошедшие в городе перемены и почувствовали свежее дыхание бережного и заинтересованного обновления городского пространства.

— Архитектор — это тот человек, который формирует среду, — утверждает А.Комов, снова и снова призывая молодых севастопольских архитекторов не бояться действовать. И еще он уверен в том, что севастопольская архитектурная среда нуждается в первую очередь в очистке (в прямом и переносном смысле) от всего лишнего и инородного, чужого. По его мнению, это станет возможно в том случае, если формированием эстетики городского пространства будут заниматься не приезжие архитекторы, а свои, местные, воспитанные на севастопольских традициях, чувствующие этот город и искренне любящие его. И еще понимающие ту простую истину, что в архитектуре не бывает низких жанров.

— Севастополь для архитектора-исследователя — это, в принципе, город-мечта, а если еще точнее, реализованная послевоенная мечта архитекторов и градостроителей, феноменальный полис! По сути, столица русской идентичности и крымского стиля. Но вот что парадоксально: у нас в Евпатории в городской среде сейчас гораздо больше «истинного Севастополя», чем в самом Севастополе, где среда катастрофически дезорганизована, — считает архитектор.

По его же мнению, растить свои кадры лучше не где-то в столицах, а непосредственно в Севастополе, где уже давно просится создание своей собственной архитектурной академии.

Другое дело, что вопрос о том, воплотятся ли такие пожелания в жизнь, остается риторическим. Будем надеяться, пока риторическим.

comments powered by HyperComments
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter