Новости Севастополя

Кто живет и работает в доме на Большой Морской, 33?

Специалисты Управления охраны объектов культурного наследия Севастополя проводят обследование многоквартирных домов в центре города, включенных в реестр объектов культурного наследия. Одним из первых под пристальным взором сотрудников управления оказался жилой дом по улице Большая Морская, 33.

Специалисты Управления охраны объектов культурного наследия Севастополя проводят обследование многоквартирных домов в центре города, включенных в реестр объектов культурного наследия. Одним из первых под пристальным взором сотрудников управления оказался жилой дом по улице Большая Морская, 33.

Еще раньше на совещании в правительстве Севастополя было доложено, что из двух тысяч охранных обязательств, которые должны содержать требования по содержанию и использованию таких объектов, по факту выданы собственникам только 53!

Поясним, что условием составления таких охранных обязательств являются предварительно проведенные осмотры и фотофиксации домов, на основании чего составляются акты их технического состояния. С этого сотрудники управления и начали.

Многоквартирный дом на Большой Морской, 33, легким объектом не назовешь. Кроме жилых квартир, там размещаются многочисленные офисы, магазины и даже театр! Учесть и проинспектировать все это оказалось довольно нелегким делом.

Воспользовавшись приглашением правительства, корреспондент «Севастопольской газеты» принял участие в инспекции, одним из участников которой стал также главный специалист юридического отдела Управления охраны объектов культурного наследия Севастополя Вячеслав Филатов.

— В своих действиях мы руководствуемся 73-ФЗ РФ. На основании этого закона мы должны составить охранные обязательства и раздать их всем собственникам или пользователям домовых помещений. Согласно выписке БТИ, на сегодняшний момент в этом доме владельцами жилых помещений являются 25 частных лиц. Помимо них, есть еще шесть нежилых помещений, которые закреплены за ответственными лицами. Наша задача — осмотреть объект и засвидетельствовать наличие правоустанавливающих документов у собственников квартир, а также у пользователей нежилых помещений. Мы также должны зафиксировать факты незаконной перепланировки, если таковые имеются. На основании проведенных замеров составляется паспорт на объект и выписываются охранные обязательства, — пояснил В.Филатов.

— Сегодня мы проводим визуальный технический осмотр дома по улице Большая Морская, 33. Жильцы были заранее уведомлены об этом. После осмотра в течение 14 рабочих дней мы составим соответствующий акт, — пояснила главный специалист Управления охраны объектов культурного наследия, не пожелавшая представиться корреспонденту.

О балконах и туях

Несмотря на заявления о заблаговременном уведомлении, обстановку, в которой проводилось обследование, спокойной можно было назвать с большим натягом. Нервно реагировали на происходящее все — от самих владельцев квартир до пользователей нежилыми помещениями. Владелец одного из таковых с криком «Я запрещаю себя снимать!» едва ли не бросался на фиксирующие состояние фасада фотокамеры.

Обстановка еще более усугубилась, когда к числу инспекторов присоединились представители домового комитета. Они сразу выразили свое недовольство тем, что комиссия начала работать без их участия и не выслушав их требования.

— Нам нужны нормальные комфортные жилищные условия. Мы хотим, чтобы были отремонтированы фасад здания и балконы, которые выходят на тротуар со стороны улицы Суворова. Состояние многих балконов и архитектурных элементов здания на сегодня критическое, они разрушаются и могут стать причиной несчастных случаев. Поэтому домовой комитет пытается инициировать проведение ремонтных работ по укреплению балконных плит. Как оказалось, это возможно только после прохождения процедуры отнесения к объектам культурного наследия. После проведения обследования будет выдано техническое задание и составлена необходимая документация, — рассказал старший по дому Валерий Мятыга.

Правда, далеко не все жильцы столь спокойно отнеслись к действиям чиновников. Они сразу выразили недовольство и тем, что на первых этажах, занятых пользователями, даже при наличии правоустанавливающих документов, налицо явная перепланировка, а у самого здания без всякого на то разрешения аккурат под фасад дома высажены туи, наличие которых, на их взгляд, губительно скажется на техническом состоянии фундамента.

— Я уверен на 150%, что были нарушены несущие перегородки, а у нас сейсмическая зона. Есть определенные СНИПы и ГОСТы, — настаивает житель дома Александр Минаев, взывая к нормам Жилищного кодекса РФ.

Жильцы возражают против того, что им ставятся на вид размещение на фасадах дома кондиционеров и установка стеклопакетов. Первые теперь предлагается убрать, последние — привести к единому стандарту.

— Представители властей требуют от нас предъявления документов, удостоверяющих законность установки кондиционеров. Но ведь в свое время это было заботой организации, которая этим занималась. Теперь же претензии предъявляются к жильцам. А то, что крыша обваливается, почему-то не принимается во внимание! И как понять, что дом, который является объектом культурного наследия, даже не включен в план ремонта кровель? — возмущается житель дома Игорь Петренко.

Однако, как оказалось, главной помехой счастью жильцов дома по улице Б.Морская, 33, является расположенный в подвальном помещении Театр юного зрителя. По мнению владельцев квартир, в свое время театр въехал туда незаконно, и они требуют, чтобы театр покинул, как они полагают, принадлежащие жильцам нежилые помещения, которые они склонны называть «прихватизированными».

— Давайте вернемся чуть-чуть назад и поставим все на свои места. Там сейчас не театр, а склад. Там хранятся бутафория и декорации, и все это может загореться,— настаивает А.Минаев, многократно подчеркивая, что он внимательно изучил законодательство как России, так и Украины, в бытность которой помещения были переданы театру. Между тем...

До эры приватизации

По словам директора Театра юного зрителя Андрея Маймусова, в 1988 году решением тогдашнего Управления культуры Севастополя помещения бывшей котельной и угольного склада Севморзавода, расположенные в доме по улице Б.Морская, 33, были перепрофилированы и переданы Театру на Большой Морской. Именно поэтому театр, которому через 15 месяцев исполнится 30 лет, изначально носил такое название. Руководство нынешнего ТЮЗа, как и тридцать лет назад, надеется, что в эти помещения все-таки зайдет зритель. Теперь же здесь находится администрация театра и проводятся репетиции, а в предполагаемой гримерке теснятся работники бухгалтерии.

— Когда создавался проект реконструкции, был создан соответствующий строительный проект, который предусматривал, что жители дома никоим образом не будут соприкасаться со зрителями. С этой целью было запроектировано и начато строительство отдельного входа с улицы Володарского. В 90-е театр приобрел статус муниципального учреждения «Севастопольский театр для детей и молодежи» и был передан ему в оперативное управление. Тогда и были устроены основная сцена со штанкетным хозяйством, зрительный зал на 100 мест, аппаратная, гримерка. В то же время была выполнена входная зона — фойе и лестница, которые теперь значатся в качестве недостроя, — рассказывает А.Маймусов, добавляя, что у театра имеются все правоустанавливающие документы.

Как известно, в настоящее время учредителем театра является правительство Севастополя, а контроль осуществляет Главное управление культуры Севастополя, которому полностью подчинено театральное руководство.

Но сегодня речь даже не об этом. Дело в том, что в приснопамятном 1988 году жилые помещения дома еще не были приватизированы, и потому бывшая заводская кочегарка никакой собственностью жильцов не являлась и не является! Между тем...

О личных лужайках и ничейных хостелах

В ходе осмотра театральных помещений выяснилось, что, несмотря на возмущения жильцов, некоторые из них весьма эффективно приспособили театральный недострой под свои нужды. Например, одна из женщин довозмущалась до того, что энное количество лет назад загородила старой дверью часть лестницы предполагаемого театрального входа со стороны улицы Володарского, а для полного личного комфорта прорубила в капитальной стене дома окно.

— Это моя лужайка, — стыдливо потупившись, объяснила инспекторам дама, будто бы вмиг забыв о том, что пару минут назад именно она больше всех возмущалась фактом нарушения несущих конструкций дома.

— А вон тот мужчина каким-то образом организовал на втором этаже нашего дома целый хостел, — пожаловались другие владельцы квартир.

— Это правда? — пришлось поинтересоваться у него, на что был получен как нельзя более отражающий ситуацию ответ: «А вы разбирайтесь!»

Ну, допустим, разбираться в этом есть кому. Другое дело, к чему в конечном итоге приведут эти разбирательства.

comments powered by HyperComments
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter