Новости Севастополя

Инкерманское сражение. Другая правда

Новая книга симферопольца, главного редактора военно-исторического журнала «Military Крым» Сергея Ченныка «Инкерман.1854» из цикла «Крымская кампания (1854-1856 гг.) Восточной войны (1853-1856 гг.)», едва увидев свет, вызвала интерес знатоков Крымской войны и первой обороны Севастополя.

Новая книга симферопольца, главного редактора военно-исторического журнала «Military Крым» Сергея Ченныка «Инкерман.1854» из цикла «Крымская кампания (1854-1856 гг.) Восточной войны (1853-1856 гг.)», едва увидев свет, вызвала интерес знатоков Крымской войны и первой обороны Севастополя.

Как анонсирует сам автор, это его взгляд на сражение, ставшее одним из кровавых на земле Крыма. Он также надеется, что книга «разбудит» интерес к Крымской войне и побудит взглянуть на нее с другой стороны, отличающейся от официально утвержденной.

Что касается Инкерманского сражения, то в книге описаны все его этапы — от подготовки до первых выстрелов, до полудня 5 ноября 1854 года. Далее, когда удача попеременно переходила от русских к англичанам и обратно, и даже после того, когда окончательную точку поставили французы. Впрочем, рассказ о последнем — еще впереди.

Как пишет С.Ченнык, Инкерманское сражение доныне считается полузабытым, изложенным в общих, расплывчатых чертах, это еще одно «белое» пятно истории Крымской войны. Оно было проиграно русскими, но «поражения обладают не меньшим потенциалом опыта, чем победы. А, может быть, и большим, при единственном условии, что о них говорят честно, не лакируя правду, не оправдывая виновных, не возвеличивая непричастных».

Книга отличается от уже существующих изданий на тему Крымской войны и позволяет лучше понять причины ее начала, ход военных действий, оценить итоги.

Новое исследование также интересно формой изложения — повествование ведется от лица участников военных событий, причем не только русских, но англичан и французов.

Обо всем этом «Севастопольская газета» беседовала с автором, в творческом активе которого 12 книг, посвященных Крымской войне. Данный цикл он планирует продолжать, рассчитывая на финансовую поддержку заинтересованных в исторической истине меценатов.

Окончание работы над текстом намечено на первую декаду сентября.

— Сергей Викторович, почему именно Инкерманское сражение?

— К этой книге я шел несколько лет. Долгое изучение Крымской войны как бы намекало, что придется коснуться событий 5 ноября 1854 года, когда и произошло Инкерманское сражение. Этот день стал самым жертвенным во всей кампании и одновременно способствовал тому, чтобы Севастополь продержался еще почти год.

К этому времени уже почти забылась неудача для русских при Альме, на слуху — успешно отраженная бомбардировка города, почти отлично проведенная Балаклава и неожиданная неудача поспешного Малого Инкермана.

Но после того, что нам предстоит узнать сейчас, все эти сражения покажутся мелкими потасовками. Я думаю, вдумчивый и внимательный читатель, знакомый с событиями Крымской кампании, уже понял, что речь пойдет о наиболее кровавом событии этих дней — бойне под Инкерманом.

— Признаемся, не многие севастопольцы навскидку ответят на вопрос о ходе и итогах этого сражения.

— Это так, в России вообще это сражение известно мало. Но если вы будете говорить с британцем о Восточной войне, то два слова вызовут у него сильные эмоции, ибо произнесены будут с придыханием, возможно, даже со скупой мужской слезой.

Первое — это Балаклава. Ее связывают с героической трагедией английской кавалерии. Хотя... это, скорее, добрая пощечина английскому тщеславию и высокомерию.

Второе — Инкерман. Для английской армии, особенно ее гвардейской элиты, это символ стойкости, упорства и самопожертвования. Как и повсюду, в этом есть и правда, и мифология. Притом, как это часто бывает, последней значительно больше, и мы не будем сознательно ее разрушать. Пусть каждый останется при своем. В конце концов, национальный эпос тоже заслуживает уважения.

Что касается моего личного отношения к событиям, то остаюсь верным себе и не буду давать советы полководцам: ни своим, ни чужим. Что сделано, то сделано. Если кому интересны иные варианты развития той или иной ситуации — добро пожаловать на популярные сейчас в Интернете ресурсы по альтернативной истории.

— Как же следует воспринимать вашу книгу?

— Поясню, что для меня принципиально важно. Я не исследую Крымскую войну и не считаю себя «истиной в последней инстанции», и историком профессиональным не являюсь. Скорее, я — привратник КЛИО, в смысле, открываю двери последующим исследователям.

В то же время не хочу быть похожим на популярных «экспертов» медиасферы, которые начинают аргументированно рассказывать целевой аудитории, что она хочет слышать. Тогда их с удовольствием смотрят, читают и приглашают в эфиры. Я же, скорее, предпочту сказать правду, если смогу ее найти, пусть даже она будет мрачной и совершенно некрасивой, так будет честнее.

Мне просто хочется показать Крымскую войну не такой, как ее рисуют, и не такой, какой мы ее представляем. Я очень надеюсь, что получится показать лица этой войны, которые имели свои имена и судьбы. Это очень важно — извлечь из общей массы персонажей, часто просто одинаково серых, красных или синих, в зависимости от цвета мундира — Человека! С характером, интересами, страстями, чувствами. Поэтому в книге будет много о людях, солдатах, офицерах, которые были в этот день врагами, но врагами достойными уважения, ибо редко в каком бою все они без колебаний приняли решение до конца исполнить свой воинский долг.

— Другой взгляд?

— Знаете, я иногда вступаю в полемику с современными историками, удивляет их стремление показать войну, как игру в солдатики, с победителями и проигравшими. Посмею утверждать, с точки зрения своего небольшого военного опыта: в бою нет ни тех и не других. Есть те, кто выполнил задачу и кто не смог помешать это сделать. Ну, или наоборот.

— Так в чем мораль?

— В бою не стоит искать мораль, ее там быть не может. Солдат не испытывает к противнику ни жалости, ни какого-либо сожаления. Всё, что чувствует хороший боец, — это отдача приклада в плечо, остальное будет потом, если выживет. Война очень жестокая вещь, и принципа «убьешь ты или убьют тебя» никто не отменял.

— Но и в войне есть своя философия?

— Любая война, и это вам подтвердит каждый, реально бывший под огнем или даже просто в состоянии постоянной угрозы, — это квинтэссенция человеческой жестокости, и все, кто ее героизирует, кто смакует ее детали, должны понимать, что там правят бал не те правила, к которым вы привыкли в обычной жизни, не те конвенции, что написали разные умники-дипломаты, сидя в мягких креслах. На войне работают правила, которые уже тысячелетия назад придумали наши предки, и главное из них мы уже называли, но не лишним будет повторить еще раз — убей сам первым или первым убьют тебя.

— Что скажете о книге потенциальным читателям?

— Что мой труд не претендует на академичность, это лишь попытка понятным популярным языком рассказать историю конфликта, в который была втянута Россия отчасти ошибочной политикой, отчасти усилиями ее «заклятых европейских друзей», что сейчас не менее актуально, чем полторы сотни лет назад.

Хотя политики тут будет мало, не люблю я ее. Как большинство «слуг государевых», считаю, что еще ни одна война не была развязана военными. Их развязывают те, кто в ней непосредственно не участвует и своей жизнью, равно как жизнями близких, не рискует. Моя точка зрения: историю надо не осуждать, а констатировать. С минимальными эмоциями и спокойным взглядом на самые непростые вещи.

Потому просто собрал из различных источников интересные моменты, касающиеся события, и теперь даю их, объединив в, надеюсь, стройное повествование. Так сказать, взгляд на событие со стороны, иногда из нашего окопа, иногда из неприятельской траншеи. Откуда, в общем, видно лучше и детали видятся яснее.

Есть обязательное условие, которого я стараюсь придерживаться всегда, — не смаковать войну! Истребление себе подобных под любым «соусом» не есть дело богоугодное, и делать рекламу кошмарному смертоубийству совсем не хочется, в современном мире его и так хватает.

— И все же, это повествование о серьезном поражении русской армии. Надо ли?

— Будучи патриотом Отечества, мне бывает сложно описывать поражение своей армии в деталях. Но будучи гражданином Отечества, понимаю, что любой опыт, даже не самый лучший, бесценен. Его точное знание позволит избегать подобных ошибок в будущем.

— В будущем? Но все это было почти 170 лет назад...

— Отвечаю: мной движет желание быть полезным, стране, армии, молодежи, которой предстоит в ней служить и защищать государство.

И еще я убежден, что опыт изучения Крымской войны имеет большой потенциал для современного военного строительства, выработки стратегической доктрины, определения дипломатического курса. Кроме того, материалы по этому периоду военной истории Отечества могут быть эффективно использованы в целях патриотического воспитания, в чем современное российское общество испытывает существенную потребность.

— Вы говорите о книге в двух частях. Первая называется «Прелюдия».

— Да, она плавно подводит читателя к событиям Инкерманского сражения, вклинивая события 5 ноября 1854 года в общий ход Крымской кампании, начиная от Альминского сражения. Много внимания уделено «виновнику» описываемого события — 4-му бастиону Севастопольской крепости: как он создавался и укреплялся, кто его защищал и готовил его штурм. События, которые нам предстоит увидеть и подробно рассмотреть, вновь связаны прежде всего с именем главнокомандующего князя А.С.Меншикова, и потому, хотим мы этого или нет, вновь обратим внимание на его личность — спорную, неординарную, но значимую.

— А вторая?

— Вторая называется «Бойня». Такое жесткое название выбрано мной не случайно, и не я его придумал. Так назвал его один из участников и тот, чье вмешательство в сражение склонило весы победы на сторону союзников — французский генерал Боске.

Этого старого солдата было трудно чем-либо удивить, но именно такая ассоциация возникла у него, когда он оказался в одном из главных мест сражения. В книге будет много воспоминаний участников, в том числе из частной переписки того времени.

— С первых строк очевидно, что исторические события изложены живо, а потому затягивают в водоворот событий, словно это художественное произведение.

— Надеюсь, что традиционно сохраню живой язык описания, который сделает чтение книги легким и ненавязчивым. Очень хочу сделать карты развития событий в динамике, но не знаю, как это у меня получится. К сожалению, помощников особых нет, и львиную долю работы приходится делать самому.

Добавим, что книгу можно купить в Севастополе в книжном магазине на улице Ленина,74 (напротив Центральной библиотеки им. Л.Н.Толстого), правда, тираж невелик — всего 500 экземпляров.

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter