Новости Севастополя

Семь вопросов творцу «Большой севастопольской тропы»

Пока готовился материал про «Большую севастопольскую тропу», в редакцию прислал письмо на эту тему «любитель загородных прогулок» и академик Академии военных наук, доктор технических наук, профессор Виталий Пучков:

Пока готовился материал про «Большую севастопольскую тропу», в редакцию прислал письмо на эту тему «любитель загородных прогулок» и академик Академии военных наук, доктор технических наук, профессор Виталий Пучков:

— В правительстве Севастополя готовится к утверждению нитка пешеходного туристического маршрута под названием «Большая севастопольская тропа», и курирует эту работу Отдел развития туристско-рекреационного потенциала в правительстве Севастополя, возглавляемый Александром Железняком. Идея создания этого маршрута принадлежит Юрию Круглову — депутату Законодательного собрания Севастополя. Я знаю и уважаю альпиниста мирового уровня Ю.Круглова, и поддерживаю его инициативу. К нему у меня вопросов нет. А вот к Александру Железняку, практически реализующему идею создания Большой севастопольской тропы (БСТ), вопросы есть.

1. Почему не организовано широкое обсуждение в интернете нитки основного и вспомогательных маршрутов БСТ? Был опубликован только фрагмент карты, на которой невозможно ничего прочесть, и плохая копия таблицы с перечнем маршрутов, часть которых неинтересна. Известно, кто принимал участие в формировании Большой севастопольской тропы, честь и хвала им за это. Но многие рядовые севастопольцы, занимающиеся горным и пешеходным туризмом, тоже могли бы дать дельные рекомендации по БСТ. Или мнение горожан не представляет интереса?

2. В описании БСТ сказано, что эта тропа всесезонная, то есть предназначенная для походов в любое время года. Не кажется ли разработчикам, что неразумно в жару и холод идти по одному и тому же маршруту? Для купального сезона предпочтителен маршрут, позволяющий туристам окунуться в море, а в холодные месяцы можно ходить в горах повыше. Например, маршрут «Ласпинский перевал – Балаклава» можно пройти в зимнем варианте по хребту Биллер или в летнем варианте по маршруту: Ласпинский перевал – Куш-Кая – Мыс Айя – Урочище Кокия – овраг Казан-Дере – Урочище Вангели (мимо скал Парус 2 и Парус 1) – пляж Хван и далее по берегу в Балаклаву.

3. Следующий вопрос — о целесообразности маркировки троп деревянными столбами в человеческий рост. Поскольку основная задача маркировки — указать, по какой тропе нужно идти после развилки, самый эффективный, дешевый и повсеместно используемый способ маркировки — нанесение разноцветных меток (марок) на деревья или камни нужных ответвлений (например, знаменитая Таракташская тропа маркирована желтыми кружками). Я не понимаю, в чем преимущество марки в виде столба по сравнению с краской; особенно если учесть трудозатраты на доставку столба к месту установки и закрепление его в лунке, выдолбленной ценой титанических усилий? А ведь для маркировки 48 задекларированных маршрутов таких столбов потребуется несколько сотен!

5 января я поднимался с Ласпинского перевала на Куш-Кая и видел пять недавно установленных столбов (два из которых уже шатаются). Находящийся вблизи перевала первый столб (узловой) имеет информационную табличку, а остальные четыре столба, установленные на развилках тропы, никаких табличек не имеют. Но если бы и имели, то при удалении этих столбов от перевала всего на несколько сотен метров никакой новой представляющей интерес информации эти таблички не несли бы. То есть эти четыре столба исполняют единственную роль указателей поворотов. Не слишком ли дорогие указатели? В СМИ сообщалось, что столбы стоят 100 тысяч рублей. Думаю, что их установка обойдется еще дороже. А сохранность столбов под большим вопросом, и не исключена возможность разных злоупотреблений.

4. Как предполагается избежать ошибок при установке столбов? Ведь тащить их в горы и долбить лунки для установки будут не разработчики БСТ, а рабочие. Уже в самом начале маркировки БСТ (при установке упомянутых выше пяти столбов) допущена грубая ошибка — пятый столб на развилке указывает, что нужно идти по правой тропе, а фактически нужно идти по левой (см. фото 2).

Поскольку правая тропа ведет в никуда, дальше по маршруту столбов нет ни на подходе к Куш-Кая, ни на склоне горы, ни на вершине. Нужно срочно переставить пятый столб налево, чтобы не оказывать медвежью услугу туристам, которые, не зная толком тропы на Куш-Кая, могут повернуть к этому неверно установленному указателю.

5. В публикациях о БСТ основное внимание уделено нитке маршрута и тому, как эта нитка будет обозначена на местности. Но ведь прохождение БСТ — не самоцель. Для туристов должны быть подготовлены описания наиболее интересных памятников природы и достопримечательностей, встречающихся на маршруте.

Например, на участке от Ласпинского перевала до Балаклавы нужно описать древние культовые сооружения; военные объекты, располагавшиеся ранее на Мысе Айя; урочище Затерянный мир; недавние еще стартовые позиции крылатых ракет (объект «Сотка»); урочище Аязьму; форт «Южная Балаклава»; Генуэзскую крепость и многое другое. Как организована эта работа и где можно ознакомиться с описаниями маршрутов?

6. Всем известно, что в пожароопасный период посещение крымских лесов запрещается. Возможно, для организованной группы с сертифицированным руководителем можно получить официальное разрешение на прохождение определенного участка в указанное время. А.Железняк утверждает, что никаких разрешений не нужно. «Любой может собрать группу и в любое время года идти в поход по БСТ», — утверждает он. Как предполагается разрешить указанное противоречие?

7. Следующий вопрос — о содержании информационных табличек в узловых точках маршрутов. Рассмотрим для примера табличку, установленную вблизи Ласпинского перевала (см. фото 3).

На этой табличке указаны три объекта: «Набережная Балаклавы», «Перевал Ласпинский» и «Смотровая площадка горы Куш-Кая» (кстати, на горе Куш-Кая никакой смотровой площадки никогда не было и сейчас нет, там голая скальная вершина, а смотровая площадка есть на Ласпинском перевале).

Так вот, почему, кроме этих трех точек, в табличке не указаны такие важные вехи этой части маршрута, как Мыс Айя, объект «Сотка», перевал Куршун-Богаз (в просторечии — Инжир), форт «Южная Балаклава»? Также в этой и всех остальных табличках нужно было бы привести данные о возвышении над уровнем моря гор и перевалов, через которые проходит тот или иной участок Большой севастопольской тропы.

И последнее. В качестве конечной точки маршрута в табличке указана «Набережная Балаклавы». Но это неоднозначный ориентир, так как в Балаклаве две набережные: Назукина на восточном берегу бухты, и «Таврическая» на западном берегу, и обе набережные длинные. Не лучше ли в качестве конечной точки маршрута указать «Площадь 1-го Мая», являющуюся центром исторического района Балаклавы и центральным транспортным узлом?

Перечисленных выше и других, не указанных здесь, неточностей можно было бы избежать, если дело создания Большой севастопольской тропы сделать общим для всех заинтересованных жителей Севастополя. Не зря же эта тропа названа Севастопольской!

С уважением любитель загородных прогулок Виталий ПУЧКОВ

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter