Новости Севастополя

О проблемах пещерных монастырей под Терновкой пора бить во все колокола

Средневековые пещерные монастыри Шулдан и Челтер-Мармара, расположенные под Терновкой, превращены в странную смесь бомжатников и евродач.

Средневековые пещерные монастыри Шулдан и Челтер-Мармара, расположенные под Терновкой, превращены в странную смесь бомжатников и евродач.

Поводом вспомнить о многострадальных пещерных монастырях Шулдан и Челтер-Мармара, расположенных в горах над Терновкой, стала международная научная конференция по церковной археологии «Сакральное пространство пещеры», которая проводилась на прошлой неделе в Херсонесе. Ученые рассуждали о том, как и почему обустраивали последователи основных мировых религий свои храмы в пещерах.

Увы, возвращение около десяти лет назад церковных общин в наши монастыри не повлекло за собой их сакрализации. Напротив, когда-то таинственные и завораживающие пещеры стали странной смесью бомжатников и евродач, посещать их уже неинтересно.

О том, что Шулдан и Челтер-Мармара самовольно захвачены лицами, не имеющими благословения митрополита Крымского Лазаря, что официальных монастырей там нет, рассказал ученый секретарь Крымского филиала института археологии НАН Украины Владислав Юрочкин. На конференции в Херсонесе он читал доклад о пещерном монастыре Челтер-Коба, который как раз является примером сотрудничества церкви и ученых. Православный монастырь Федора Стратилата на Челтер-Коба получил землеотвод в соседнем селе и использует памятник истории «аккуратно и грамотно». Бахчисарайский заповедник поддерживает этот монастырь, предоставляет своих специалистов и охрану.

— При грамотном подходе и нормальном взаимоотношении с учеными это было бы абсолютно нормально и хорошо, — говорит В.Юрочкин о возможном богослужении в пещерных храмах.

Но в монастырях Шулдан и Челтер-Мармара творится то, что не может не возмутить ученых.

— Мы там видели в пещерах евроокна и металлочерепицу, подсобное хозяйство на культурном слое. Это самодеятельность! Владыка Лазарь неоднократно призывал их получить землеотвод поблизости, наладить контакт с историками. Монастырей там юридически нет. Что касается Шулдана, его статус вообще непонятен, поскольку он расположен на территории Севастопольского горсовета, Бахчисарайский заповедник его на баланс не принял, — утверждает В.Юрочкин.

Похоже, что о двух монастырях под Севастополем настолько забыли, что даже местные власти не в курсе, у кого на балансе они находятся. Так Терновский сельский голова Сергей Дундук уверен, что за памятниками должен смотреть Херсонесский заповедник.

— Эти два пещерных монастыря — объекты культурного наследия, которые Верховная Рада Украины включила в список объектов, не подлежащих приватизации. Эти люди обосновались там абсолютно незаконно. Они утверждают, что делают это по благословению, но на самом деле никто их не благословлял. Заняли пещеры самовольно, поставили евроокна и двери, дизельную установку, построили башню. А ведь памятники находятся под защитой государства. Они на балансе Херсонесского заповедника, но у него руки не доходят, чтобы взять их под контроль и сделать настоящим памятником. Мы говорили об этом правоохранительным органам. Дошло до того, что эти «монахи» уже туристов туда не пускают, — сказал С.Дундук журналистам.

Генеральный директор Национального заповедника «Херсонес Таврический» Леонид Жунько опроверг эту информацию. По его данным, оба памятника относятся к Бахчисарайскому историко-культурному заповеднику и входят в досье, которое пишется сейчас по включению пещерных городов крымской Готии в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

«Но каким образом их включить в эту номинацию, пока не ясно. Нужно решить на административном уровне, как их ввести в Бахчисарайский заповедник. Тогда можно будет вести речь о единой номинации по включению в Список всемирного наследия», — говорит Л.Жунько.

Включение в Список всемирного наследия действительно спасет Шулдан и Челтер-Мармара от сомнительных монахов: обязательным условием ЮНЕСКО является освобождение пещерных келий.

Председатель «Общества Святого Феодора Гавраса» Андрей Васильев считает, что Челтер-Мармара и Шулдан являются достоянием Севастополя и всех севастопольцев. Поэтому решение их судьбы невозможно без учета мнения городской общины.

«Вокруг этих комплексов действительно возникла правовая коллизия. Дело в том, что в октябре 1991 года село Терновка, в окрестностях которого находятся памятники, было включено в административные границы Севастополя, тогда как до этого момента оно входило в Бахчисарайский район. В результате памятники, которые находятся в ведении Бахчисарайского музея-заповедника, имеющего статус республиканского учреждения АР Крым, оказались на территории другого региона, то есть, в принципе, бесхозными, постепенно разрушаясь и утопая в мусоре, оставленном нерадивыми туристами. Неудивительно, что у заброшенных монастырей в скором времени нашлись новые хозяева — в одном случае в лице насельников Крымской епархии Московского Патриархата, в другом — одной из юрисдикций альтернативного Православия», — рассказывает А.Васильев.

Эксперт полагает, что ученые Бахчисарайского историко-культурного заповедника не обеспокоены судьбой этих пещерных монастырей только потому, что эти памятники находятся на территории другой административной единицы. Поэтому Крымский музей не сможет их эксплуатировать как коммерческие объекты.

«Если эксперты Бахчисарайского заповедника в состоянии аргументированно доказать, что действия, которые предпринимают насельники пещерных монастырей, подпадают под определение разрушения или порчи памятников истории и культуры, то мне лично не совсем понятно, почему они не бьют во все колокола, чтобы эта тема получила широкий общественный резонанс в Севастополе? Почему нет обращений в правоохранительные органы с обнародованием полученных ответов о принятых мерах? Ведь соответствующую статью Уголовного кодекса (Уничтожение, разрушение или порча памятников истории или культуры, ст. 298) еще никто не отменял. При этом ее применение должно напрямую зависеть от наличия факта и масштабов разрушения памятников, а не от симпатий чиновников и правоохранителей к той или иной церковной деноминации. Иногда у меня складывается мнение, что пассивность Бахчисарайского заповедника напрямую связана с тем, что коммерческое использование объектов, находящихся на территории Севастополя, учреждением с крымской пропиской весьма затруднено», — говорит А.Васильев.

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter