Новости Севастополя

30 лет Байдарскому заказнику: удачи и потери

Комментарии:

Байдарскому заказнику в эти дни исполняется 30 лет с момента основания. О том, как создавался, развивался заказник и каковы результаты тридцатилетней работы, «Севастопольской газете» рассказал первый начальник охранной инспекции заказника «Байдарский», севастопольский общественный деятель Андрей Соболев. Предоставим ему слово.

Байдарскому заказнику в эти дни исполняется 30 лет с момента основания. О том, как создавался, развивался заказник и каковы результаты тридцатилетней работы, «Севастопольской газете» рассказал первый начальник охранной инспекции заказника «Байдарский», севастопольский общественный деятель Андрей Соболев. Предоставим ему слово.

— 30 лет существования заказника — срок немалый, но говорить об особом статусе и режиме хозяйствования, к сожалению, не приходится. Мне это больно вдвойне.

Дело в том, что я был первым начальником охранной инспекции заказника «Байдарский», с 1991 года в течение более двух лет.

А до этого долгое время, под руководством директора Севастопольского ЛХЗ Сергея Булаха возглавлял Орлиновское лесничество. Мне пришлось организовывать работу создаваемой инспекции и заказника, заниматься решением многих практических вопросов в то нелегкое, переломное время.

Во время, когда вовсю начались застройка территории, раздача земель, самозахваты, варварское уничтожение можжевельника на сувениры и бессистемная обработка земли, точнее, сворачивание сельхоздеятельности одного из главных землепользователей — совхоза «Красный Октябрь».

Было очень непросто, но с нами считались, нас слышали и слушали. Борьба не была бесплодной. С теплом вспоминаю Дмитрия Недуруева, журналиста Елизавету Юрздицкую, Вячеслава Горбатова, Сергея Рыбака, Елену Тарасюк, работников управления природоохраны города — этой командой мы делали все, что могли.

Потом не стало Союза, потом переподчинили Севастопольский лесхоззаг самому себе, потом наступил дикий капитализм и пришли 90-е лихие. Закон стал все больше напоминать дышло, а охранная работа — фарс либо имитацию. В период накопления первичного капитала стране было не до мелочей, под названием «природа» или «окружающая среда».

Сегодня, казалось бы, есть все: средства на содержание квалифицированной охраны, мощная законодательная база, созданы природоохранная прокуратура и управление природных ресурсов и экологии, есть огромная медийная поддержка в защиту нашей природы, даже Партия зеленых существует.

Но говорить пока о заповедных территориях в городе и стране, как о чем-то неприкосновенном, соответствующем своему названию и статусу, увы, не приходится. Примеры приводить не буду, их достаточно в СМИ и в интернете. Но верю и сегодня, что рано или поздно истинная ценность наших лесов, рек и ландшафтов станет понятна всем, от мала до велика, народу и власти, и заставит нас беречь природу без табличек, без напоминаний, без границ заповедных участков.

Здание Севастопольского лесхоззага долгие годы украшали слова Михаила Михайловича Пришвина: «Охранять природу — значит охранять Родину!». Точнее не скажешь. По сей день живу с этим изречением.

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter