Новости Севастополя

Специальное место для карантина

В числе самых актуальных тем — коронавирус, самоизоляция, карантин. Последнее для жителей Севастополя приобрело конкретный смысл, хотя всегда присутствовало в повседневной жизни города. Карантинная бухта, Карантинка, — только сейчас понимаешь неслучайность этого топонима.

В числе самых актуальных тем — коронавирус, самоизоляция, карантин. Последнее для жителей Севастополя приобрело конкретный смысл, хотя всегда присутствовало в повседневной жизни города. Карантинная бухта, Карантинка, — только сейчас понимаешь неслучайность этого топонима.

Из глубины веков

В путеводителях написано, что Карантинная бухта является частью акватории Севастопольской бухты и расположена за южным входным молом, издревле считалась весьма удобной для стоянки кораблей и судов. Название бухта получила больше 200 лет назад, как называлась до того — не известно.

Особое очарование здешним местам придает близость к центру города и к Херсонесу. В самой балке с каменистыми склонами до сих пор много старых заброшенных склепов и отметин старины.

Немногие знают, что именно здесь находилась могила святого Мартина — одного из римских пап. Не вызывает удивление и наличие многочисленных фундаментов базилик, могильники, а также остатки монастыря Богоматери Блахерской, датируемого, если верить табличке, довольно широким временным периодом — 4 век до н.э. — 13 век н.э., в течение которого на этом месте случилось много драматических и даже трагических событий. Свидетелем всего происходящего оставалась разве что сама Карантинная бухта — небольшая, но очень удобная для карантинного отстоя кораблей, пришедших в город издалека. Отсюда и название.

В старину из-за морей можно было привезти по-настоящему страшные болезни. Если такое случалось, болезни косили население портовых городов нещадно. Яркий пример — судьба адмирала Федора Клокачева, который привел в Севастополь эскадру, а сам стал жертвой эпидемии чумы.

Желтый флаг под реей

Из документальных источников известно, что, когда в Карантинную бухту приходил корабль, принято было вешать под рею желтый флаг, и командирам оставалось только ждать...

В случае появления на корабле заболевших их свозили в карантинную больницу, построенную на берегу. Неподалеку находился так называемый карантинный приют, а рядом со временем возникла Карантинная слободка.

В годы Крымской войны на берегах Карантинной бухты расположились два противоположных лагеря: французов на Карантинном мысу и русских, что укрепились на Александровской батарее.

Карантин — это 40 дней

Итальянское словосочетание quaranta giorni в переводе с итальянского означает «40 дней», так что изначальную этимологию слова «карантин» проследить несложно.

Свирепствовавшая в 14 веке в Европе чума заставила принять ограничительные меры по отношению к прибывающим судам.

Венеция в 14 веке была, пожалуй, самым крупным торговым портом Европы. К тому моменту уже существовало реальное представление, какую опасность могут принести корабли с чумой, и потому венецианские власти поспешили ввести закон, согласно которому все корабли, желающие прибыть в город, должны поначалу бросить на 40 дней якорь у острова, который назывался Лазаретто, что в четырех километрах от самой Венеции. От него-то и произошло название «лазарет».

К слову, если на судне или корабле все-таки обнаруживали болезнь, подходить к Венеции кораблю строго запрещалось. Умерших странников хоронили на том же Лазаретто. Напомним, к слову, что и напротив Карантинной бухты в Севастополе с давних пор находится кладбище.

По примеру Венеции другие крупные города средневековой Европы начали вводить у себя карантин, причем зачастую его длительность определялась чиновниками по собственному усмотрению, что давало им возможность бесчисленных злоупотреблений.

Однако вернемся к нашей Карантинной бухте. Ценные сведения о том, как проходил в городе карантин, обнаружила севастопольский историк Людмила Гриненко. Речь идет о сыне Неаполитанского посла в Стамбуле графе де Людольфе, который побывал в Севастополе в 1778 году накануне визита Екатерины II. Вот что он писал: «30 апреля, в пять часов вечера, мы бросили якорь близ Севастопольской гавани, в маленькой пустынной бухте, где мы должны были выдержать карантин. Командир флота, граф Войнович, явился встретить г-на Булгакова и заявил нам, что мы должны пробыть в карантине пять дней. Местечко, где мы стали на якоре, предназначено для карантина, но оно не только совершенно пустынно, но даже не позаботились о том, чтобы возвести там какие бы то ни было строения, так что, если не спать под открытым небом в крайне холодные и вредные для здоровья ночи, приходится довольствоваться пребыванием на корабле. При нашем прибытии мы нашли приготовленными на земле две палатки, но все предпочли остаться на корабле, где мы очень удобно устроились. Нам предоставили свободу сколько угодно гулять по окрестности, с тою, однако, предосторожностью, чтобы нас сопровождал карантинный офицер для отстранения от нас всех».

Восстание против карантина

А вот знаменитым севастопольский Карантин стал после «чумного бунта».

В 1830 году в Севастополе вспыхнуло настоящее восстание, поводом к которому послужили издевательства над населением при введении противочумного карантинного режима, установленного с мая 1828 года. Тогда город опоясали цепи постов заградительного отряда из пяти тысяч солдат.

До лета 1829 года через установленные заставы разрешали въезжать крестьянским подводам с продовольствием и выезжать жителям при соблюдении некоторых предосторожностей. Однако в июне 1829 года, несмотря на отсутствие в городе чумных больных, были введены дополнительные меры. Всякий желающий покинуть город или въехать в него должен был пробыть в карантине (в особом месте, по-нашему, обсерваторе) от 14 до 19 дней. На этом подвоз сельхозпродуктов и дров в Севастополь прекратился, и город оказался отрезанным от остального Крыма.

В создавшихся условиях резко возросли цены на продукты, спровоцировав спекуляцию. Торговцы, чиновники и врачи карантина наживались на взятках с перекупщиков и с крестьян на заставах. При отсутствии случаев заболевания всех подозрительных немедленно забирали в особые пещеры, полуразрушенные казармы и на старые суда, где они умирали от голода и холода.

С 10 марта 1830 года карантинные правила стали еще строже: было введено «всеобщее оцепление», никто из жителей не имел права выходить из домов и дворов. Город превратился в сплошную тюрьму. На почве недоедания и голода стали распространяться болезни. Такой каторжный режим в период «всеобщего оцепления» продолжался 80 дней и был снят 27 мая 1830 года везде, кроме Корабельной слободки, поскольку именно эта местность всегда считалась рассадником мятежного духа.

Дела давно минувших дней?

Казалось бы, карантин — это давняя история! Но, оказывается, и в новейшей истории карантинные мероприятия дважды вводились в Севастополе в связи с угрозой распространения холеры: в 1920 и 1994 годах.

Да и сегодняшняя ситуация с угрозой распространения Covid-19 не дает забыть о прямом предназначении Карантинной бухты. В эти дни в Севастополь из дальнего похода 10 апреля вернулись корабли «Адмирал Макаров» и «Адмирал Эссен». В конце марта фрегаты пополняли материальные запасы в одном из иностранных портов в Средиземном море, поэтому сойти на берег в родном городе экипажи смогли только после 14-дневного карантина.

«Запасы продовольствия и других материальных средств на кораблях соответствуют установленным нормам и позволяют экипажам находиться на борту вплоть до окончания карантинных мероприятий», — сообщили в отделе информационного обеспечения Черноморского флота.

Отметим, что теперь корабли стояли на карантине не в таком историческом месте.

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter