Новости Севастополя

Эксперт о крымском винограде и вине

Комментарии:

Первый международный винный конкурс им.Льва Голицина, состоявшийся в Массандре в конце октября, завершился, а его результаты продолжают осмыслять.

Первый международный винный конкурс им.Льва Голицина, состоявшийся в Массандре в конце октября, завершился, а его результаты продолжают осмыслять.

Что такое исконно крымские сорта? Можно ли сделать Великое белое вино из Кокура? «Севастопольская газета» узнавала мнение об отечественном и крымском виноделии специалиста международного класса, винного эксперта, кандидата технических наук Карины Согоян.

Откуда родом исконно крымское вино

— Кокур, Кефессия и Джеват Кара (из них делают известные вина «Черный доктор» и «Черный полковник») — это крымские автохтоны — сорта винограда, якобы исконно здесь произрастающие, — рассказывает К.Согоян. — И они весьма интересны, хотя и не до конца изучены. У нас мало винодельческих хозяйств, которые сохранили свои автохтоны. Первыми начали заниматься аборигенными сортами в Солнечной долине. Там сохранились старые лозы. А поскольку Солнечная долина еще в украинский период была выкуплена российскими инвесторами, у которых были финансовые возможности, то они отправили черенки на генетический анализ в Европу, в Италию. Это процесс длительный и сейчас там занимаются их изучением. Сначала по специальным маркерам проводят генетический анализ, потом сравнивают результаты с информацией мирового банка данных виноградных сортов. Образцы должны пройти классификацию, сертификацию, клоновую селекцию.

Кокур — это белый сорт винограда. Но из него можно делать сухие, игристые и десертные вина, портвейны. Это зависит от разного времени созревания винограда и разных технологий производства.

— Настолько уникальный, что из него можно создать такую широкую линейку вин?

— Он не единственный такой, вот, например, Алиготе тоже пластичный сорт винограда, — делится К.Согоян. — Шардоне менее податливый, но тоже интересный.

Кокура сейчас в Крыму много. Саженцы берут в питомнике в Инкермане (Кача). Их также продают итальянцы (образцы из Солнечной долины).

— Вот мы говорим: Кокур, Кокур, а ведь известно, что у нас все сорта тюркского и греческого происхождения. А знаете ли вы, что в Греции тысячи разновидностей сортов винограда, которые тоже не все изучены! Поэтому вполне вероятно, что наш Кокур, который мы все так любим, автохтон из Греции, но там у него другое название, — продолжает К.Согоян.

Таких примеров много. Например, Темпранильо — чистокровный испанец, это доказано генетическими анализами вопреки всем утверждениям о его французском происхождении. Но Темпранильо можно встретить под разными названиями во многих регионах мира — Тинто Фино, Аринто Тинто, Арагонес, Гренаш де Логроно. Его многоликость не заканчивается названием. Каждая из реинкарнаций имеет как общие черты, так и отличительные особенности, взятые из региона произрастания данного вида. Разные названия — это клоны одного винограда, естественная мутация.

— А что вы можете сказать о Бастардо Магарач?

— Бастардо — селекционный сорт Магарача. Это кросс — внутривидовое скрещивание (гибриды — межвидовое скрещивание) — сорта Бастардо португальского происхождения и Саперави. Интересный сорт. Но у того же института Магарач был и более смелый эксперимент. Сейчас этого сорта в Крыму почти не осталось — Рубиновый Магарачский — кросс Каберне и Саперави. Он намного более интересный, чем Бастардо.

И все-таки, за «нашими автохтонами» К.Согоян не видит высокого потенциала.

— Трудно сказать, можем мы получить «Великое белое вино» из Кокура или ему все-таки не хватит для этого шарма. В любом случае, до тех пор, пока я не увижу наименования наших сортов в базе мировых данных, их квалификацию и сертификацию, на эту тему трудно вести предметный разговор— настаивает эксперт.

Ликерно-десертное завещание графа Голицына

Что же касается сухих или сладких вин, то, Россия — страна холодная. Понятно, что людям все время хочется чего-то сладенького, исторически так сложилось.

— Наш народ любит настойки, вина полусладкие, сладкие, Кагор, например. Вот когда-то и Лев наш великий Сергеевич (Лев Голицын, Прим.ред) сказал, что Крым — место для производства десертных и ликерных вин. Так с тех пор все и пошло. Привычка пития нарабатывается годами, может, пройдет еще лет 50 до того дня, когда мы начнем пить сухое. Кто знает, возможно, и мы это время застанем.

Если взять крымские исторические хозяйства — Массандру, Солнечную Долину, Коктебель, Инкерман, Новый Свет — три из них делали вина крепленые и десертные. Только Инкерман — тихие сухие, а Новый Свет — игристое.

— Терруарами и изучением отдельных участков, например, той же самой Массандры или восточного Крыма, где, как я считаю, можно, выращивать разные перспективные сорта для сухих вин, давно никто не занимался, — продолжает К.Сагоян. — А мировые тенденции меняются. Во всем мире употребление десертных вин падает, и у нас — за счет южных регионов и больших городов тоже. Если брать потребление в больших городах, то сдвиг идет в сторону употребления сухих вин. Логично, что мы в общем срезе в ближайшее время не будем пить сухие вина. Но мы работаем над этим, пытаемся прививать вкус, образовываем народ, приучаем к качественному продукту.

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter