Новости Севастополя

В Севастополе с виноделием лучше, чем в Крыму, а в Крыму лучше, чем на материке

Комментарии:

В конце октября в рамках IX Всероссийского саммита виноделов в «Массандре» прошел Международный конкурс им.Льва Голицына. Лучшим красным вином России 2019 года признали «Каберне Совиньон» резерва 2015 года от винодельни «Бельбек».

В конце октября в рамках IX Всероссийского саммита виноделов в «Массандре» прошел Международный конкурс им.Льва Голицына. Лучшим красным вином России 2019 года признали «Каберне Совиньон» резерва 2015 года от винодельни «Бельбек».

Сергей Бескоровайный — владелец винодельческого хозяйства «Бельбек», созданного в 2012 году. Собственные виноградники заложены в 2014-м. В большинстве это классические сорта из Италии и Австрии. Виноградники расположены на 12 гектарах на плато между руслами рек Бельбек и Кача. Процессы мацерации, ферментации и выдержки происходят при личном контроле и участии винодела. Для выдержки белых вин используются стальные емкости. Для красных — французские и американские дубовые баррики (Radoux) на 225 литров, со сроком выдержки 12-18 месяцев.

«Севастопольская газета» встретилась с С.Бескоровайным, поздравила его с успехом, попросила поделиться впечатлениями от конкурса, рассказать, легко ли даются победы и какие проблемы есть у виноделов Севастополя.

— Как это ощущать себя производителем «Лучшего красного вина России 2019 года»?

— Я знал цену этому вину. И специалисты эту ценность подтвердили.

Пьют ушами

— В этом сегменте рынка конкуренция очень высокая, и есть только два пути: много работать и производить хорошее вино или выпасть из обоймы, — говорит винодел. — Конкурсы подобные тем, что проходят в Абрау-Дюрсо, а теперь и в Крыму, дают понимание, на каком уровне находится твой продукт. Для некоторых это огорчение, для других — мотивация. Естественно, если ты недавно стал заниматься вином и тебя еще никто не знает, то, безусловно, получение наград меняет отношение. Наши люди, которые пьют вино, не всегда могут правильно оценить то, что пьют. Поэтому когда эксперты говорят, что это хорошее вино, то потребитель прозревает. Не зря у виноделов есть поговорка: «Пьют ушами».

Беспристрастное жюри и великие вина

— Присутствие на международном конкурсе авторитетных зарубежных экспертов, безусловно, поднимает рейтинг. Понятно, что на таком уровне я никого из жюри не смог бы мотивировать.

— А что, на мелких конкурсах экспертов мотивируют?

— А как вы думаете? Если какое-то большое предприятие получает все награды, а вино никакое, то это говорит о том, что что-то подобное происходит. А здесь эксперты из первой мировой десятки. Они не будут брать деньги. Оз Кларк из Великобритании — председатель экспертного жюри. У него органолептические способности такие, что ему нет равных. Я так думаю, чтобы в Крым приехал Шнур и дал концерт, ему надо заплатить 100 тысяч долларов или евро, а чтобы приехал Оз Кларк, я полагаю, немного больше (улыбается).

— Такой авторитетный состав жюри был впервые на конкурсах, проводимых в России?

— Нет, в Абрау-Дюрсо эксперты всегда высокие и уважаемые. Размах последнего конкурса еще был связан с тем, что отмечался 125-летний юбилей Массандры. Также у Массандры появились богатые спонсоры — банк «Россия». Так что с их ресурсом они сделали все, что хотели. Конечно, всегда есть довольные и не очень. Мы остались довольны, потому что все вина наши, крымские, а особенно севастопольские, заслужили высокие награды. Это говорит о хорошем терруаре и вообще о той работе, которую проводят виноделы.

Жюри выбирало победителей методом слепой дегустации. Эксперты оценивали цвет, аромат, вкус, послевкусие, первичный аромат, вторичный аромат, всего много критериев. В каждой из категорий образцы оценивались по 100-балльной системе. В первый день эксперты отбирали лучшие образцы, а во второй день из достойных — самые достойные.

Конкурс показал, что наши лучшие вина пока не дотягивают до высших оценок примерно баллов пять. Крымские вина набирают под 90 баллов. Мое вино-победитель имеет 88 балов. Вино, набравшее выше 90 баллов, считается Большим вином. А есть вина Великие, те, у которых по 97 баллов, но таких единицы. На сегодня у нас, на юге России, — хорошие вина, и с каждым годом уровень вина улучшается.

Отношение к виноделам должно измениться

— На саммите отечественным производителям вина пообещали до конца года принять новый закон о виноградарстве и виноделии. Говорят, уменьшат НДС и снизят другие налоги, которые мешают малым производствам чувствовать себя нормально. Вот я имею свои виноградники и работал по упрощенной форме, был освобожден от многих угнетающих налогов. Но как только я сделал бутылочку вина из своего винограда, то стал «большим предприятием» и должен платить такие налоги, словно я произвел миллион тонн водки.

Отношение к виноделам должно измениться. Каждый год на подобных саммитах нам говорили, что малых хозяйств становится все больше и больше. В 2017 году планировали, что заработает 25 винодельческих хозяйств, в 2018-м — 50, 2019-м — 150. Но в реальности этого не происходит. На самом деле в стране около 20 крестьянско-фермерских хозяйств полного цикла, выращивающих и производящих вино.

Все говорят, российское вино очень дорогое. Но оно не может быть «дешевым», потому что существуют «структуры», которые все время хотят, чтобы виноделы не зарабатывали. Чтобы предприятие развивалось, надо 30-40% прибыли вкладывать в развитие. Если не вкладывать, то ни о каком росте производства и качестве вина не стоит говорить.

Маленькие производители, которых, например, в Краснодарском крае одна-две сотни, работают вне правового поля, а они бы с удовольствием работали по закону. В Крыму таких предприятий совсем мало, это связано с тем, что Крым не так давно вошел в Российскую юрисдикцию. Но в Крыму и Севастополе к виноградарям и виноделам относятся хорошо, правительство нас субсидирует, и это очень помогает. В Севастополе дело обстоит даже лучше, чем в Крыму, а в Крыму лучше, чем на материке. Ситуация такая, если ты вкладываешь деньги в развитие сельского хозяйства, то государство тебе возвращает более 50% затрат. Я тоже получал от государства примерно 70% возврата за обработанную почву, за посаженные саженцы, за уход за ними.

— А сколько это в рублях?

— Все зависит от объема. У меня немного. А вот у «Золотой балки», которая производит миллионы бутылок и закладывает под виноградники по 150 -200 гектаров, суммы выражаются в сотнях миллионов рублей. «Золотая балка» — известное и правильное предприятие, которое производит вино из винограда, выращенного в Крыму, на своих собственных виноградниках. Многие большие предприятия этим похвастать не могут.

— Как сделать хорошее вино?

— Раньше думали, самое главное — это объем. Сейчас знают: качество. Необходимо дождаться, когда виноград естественно созреет, чтобы кислотность не мешала. Органолептический анализ обязателен, также проверяем кислотность, сахар, баланс в лаборатории. Это не сложно. Важно соблюдать технологию, не прерывать и не ускорять процессы. Надо уметь ждать. Например, период зрелости красного вина наступает через 3-6 лет в зависимости от сорта. У итальянцев некоторое вино должно вызревать три года в бочке, затем три года в бутылке. Там не разрешают выпускать на рынок незрелое вино. У нас же начинают пить уже на следующий год. Хотя с белыми винами как раз так и нужно поступать. Белое сухое не стоит хранить более двух лет.

— Какое вино ваш фаворит?

— Сегодня мне нравятся пино-нуары.

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter