Новости Севастополя

Надо не креативить, а любить!

Комментарии:

Последнюю неделю медиапространство Севастополя насыщено громким инфоповодом — анонсированной двухмиллиардной реконструкцией Большой Морской, которая пока не сыскала симпатий местных жителей. Проект московских архитекторов может стать неким очередным рубиконом, или, как любят говорить в городе-герое, поводом к новой обороне...

Последнюю неделю медиапространство Севастополя насыщено громким инфоповодом — анонсированной двухмиллиардной реконструкцией Большой Морской, которая пока не сыскала симпатий местных жителей. Проект московских архитекторов может стать неким очередным рубиконом, или, как любят говорить в городе-герое, поводом к новой обороне...

В Севастополе впервые я была в семидесятых годах. Совсем соплячкой, лет шести-семи. Мало что помню, кроме ослепительно белого ощущения счастья и тепла. Теперь я здесь живу. Почти каждое утро вот уже больше года иду ставшим привычным маршрутом — с Ушакова на Красный спуск, вдоль Южной бухты, поздороваться с Петром Марковичем, по скверу и — на Ластовую площадь, финиш. В обед обязательно на пирс гриновского Лисса — Аполлоновки, а вечером — тоже пешком, от Ластовой и по севастопольскому кольцу: Ленина, Нахимова, набережная Корнилова, Большая Морская, и домой. Да, домой. Потому что иначе, как дом, я Севастополь не называю. И дело не в 300 с лишним днях, которые я уже прожила в созвучии с городом-героем. Дело в том, что настолько близким, каким стал мне Севастополь, может быть только самый близкий человек. Именно поэтому иначе, как болезненно, реагировать на то, что накрывает город каким-то тягучим бесконечным алогизмом, не могу.

Зачем? Просто вопрос здравомыслящего человека: зачем? Зачем абсолютно здоровые городские объекты лечить сомнительной реконструкцией? Зачем мрамор ступеней городских трапов покрывать туалетным кафелем? Зачем варварски выколупывать историческую брусчатку и заливать улицы утекающим вместе с дождями асфальтом? Зачем затевать многомесячный абсурд на Корабелке, когда ободранный фрезой километровый участок дороги со вскрытыми тротуарами и дырами коммуникаций превращается в пример ковровой бомбардировки? Зачем в разгар лета, прогулочного сезона зазаборивать и копать-перекапывать практически все городские скверы? Зачем дразнить севастопольцев, ставя их перед фактом очередной реконструкции в тяжелой форме, лишая Большую Морскую ее знаковых, привычных и любимых всеми маячков? Зачем на заповедном духом Центральном городском холме сбривать вполне себе целые деревья, укатывая щербины в бетон? Зачем героический легендарный Город делать залакшированным сити? И еще десятки «зачем»...

Просто оставьте его в покое. Город Грина, Ахматовой, Толстого, Крапивина, город, каждый камень которого внесен в исторический реестр Чверткина [автор книги «Незабытый Севастополь»]. Город, в почтении к которому просто физически невозможно, выйдя из троллейбуса, мимоходом кинуть мимо урны скомканный билетик — потому что каждый миллиметр земли здесь помнит ад минувших сражений...

Уважаемые архитекторы с материка, не надо креативить! Поверьте, здесь нуждаются совсем в другом. Полистайте фотографии послевоенного Севастополя и проникнитесь той гордостью за него, которая вдохновляла и питала ваших прежних коллег, восстановивших город из руин. Той идеей Белого Города, которая прославила Севастополь на весь мир и сделала его абсолютно уникальным. В том числе — архитектурно. Это же так просто — любить Севастополь...

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter