Новости Севастополя

В Театре им.Лавренева поставили мюзикл

В основе новой постановки режиссера и автора сценической версии Екатерины Гранитовой-Лавровской «Амуры в снегу» — пьеса Дениса Фонвизина «Бригадир».

В основе новой постановки режиссера и автора сценической версии Екатерины Гранитовой-Лавровской «Амуры в снегу» — пьеса Дениса Фонвизина «Бригадир».

Из двух написанных Фонвизиным комедий именно «Бригадир» не был включен в школьную программу по русской литературе, и, как многие считают, зря. Так или иначе, но во флотском театре решили исправить этот образовательный пробел сегодняшних и вчерашних школьников, сделав это по-современному иронично и легко.

— А, может, чаю? — то и дело вопрошает во время действия слуга Тришка, словно напоминая зрителям, что творящиеся на сцене страсти и хитросплетения — одновременно и правда, и вымысел, и шутка, и мораль. Так он и бегает с самоваром от действия к действию, сам себе отвечая на предложение почаевничать: «Ага, значит, опосля!».

Лихо закрученная сюжетная линия позволяет актерам вдоволь покуражиться и поприкалываться.

Бригадирского сынка, «парижанина» Ивана (он же Жан) привезли свататься за дочь советника Артамона Власьевича Софью. В него, Ивана, насмерть «втюрилась» жена советника, а сам Бригадир без ума от советницы Авдотьи Потапьевны. Довершает весь этот любовный каламбур сама Софья, которая влюблена в учителя Добролюбова — доброго, честного, но... бедного.

И, право, теперь уж вообще не до чая, когда все вокруг закружилось в ритмах не то джаза, не то старинного менуэта, а точнее сказать, разнопестрого микста из того и другого.

— Сударыня, пройдемте к клавикордам! — звучит со сцены.

Честь и бесчестие, правда и ложь, чистота помыслов и пошлый кич вкупе с подражанием манящему иностранному: «Он бывал не только в Париже, но и во Франции!», да и вообще «В России скучно, в России тошно!», зато «Там, где Париж, не надо рая!»

— А, может, чаю? — в очередной раз молит Тишка.

— Крови! — закипают театральные страсти.

Словом, на лавреневской сцене разыгрывается целый калейдоскоп — от обожания до презрения, от любви до ненависти. Кстати, и постановка-то называется «Амуры в снегу», с намеком на свежесть русского морозца. Да, да, те самые амуры, которые шалят, играючи человеческими чувствами, а там уж поди их-разбери!

— Мюзикл для нашего города — жанр совершенно новый. Это своеобразный эксперимент и другой способ существования актеров. Для нас это был соблазн нырнуть в неизведанное. Нам кажется, что сегодня очень важно войти в плоскость эксперимента. Театр жив, когда он ищет и ставит себя в ситуацию, когда нужно пахать до седьмого пота. За основу мы взяли партитуру известного композитора Григория Ауэрбаха, а также либреттиста, поэта, композитора, драматурга и барда Юлия Кима. Да, пришлось заниматься вокалом, встать к танцевальному станку, — рассказал корреспонденту «Севастопольской газеты» главный режиссер театра заслуженный деятель искусств Республики Крым Юрий Маковский.

По его словам, спектакль только родился, а потому будет еще расти, развиваться, удивлять и радовать зрителей.

А пока, может, чаю?

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter