Новости Севастополя

Местные архитекторы раскритиковали московских

Комментарии:

Проектная организация «Гипрогор» из Москвы выиграла тендер Департамента архитектуры Севастополя на разработку концепции общественных пространств. Проект москвичи еще не закончили, но местный союз архитекторов уже бьет тревогу, беспокоясь об архитектурной аутентичности города.

Проектная организация «Гипрогор» из Москвы выиграла тендер Департамента архитектуры Севастополя на разработку концепции общественных пространств. Проект москвичи еще не закончили, но местный союз архитекторов уже бьет тревогу, беспокоясь об архитектурной аутентичности города.

По словам председателя Союза архитекторов Севастополя Сергея Комарова, проект Гипрогора выполнен частично, но уже получил много замечаний, в том числе и от Департамента архитектуры, но работы над ошибками не сделано.

— Поэтому архитекторы считают нужным привлечь внимание к проблеме, чтоб все-таки проект был сделан достойно, — пояснил С.Комаров.

— Эта работа одна из тех, которые продолжают смысловые позиции генплана. Сначала создается генплан, потом — проект улично-дорожной сети, который в Севастополе сделан и утвержден. Следующий этап — создание системы открытых пространств — это территории, где преобладают естественные незастроенные компоненты: вода, зелень, рельеф. Внутри этих открытых пространств есть так называемые общественные пространства. Обсуждаемая работа касается сугубо общественных пространств, — объяснил важность разработки концепции член Союза архитекторов Севастополя Сергей Пушкарев.

По его словам, чтобы создать схему открытых общественных пространств города как подсистему генерального плана, нужно было изучить историко-культурные, природные особенности и социальную нагрузку на эти пространства. Это бы стало отправной точкой для всех остальных более частных работ.

— В этой связи мы ожидали, что нас пригласят на подготовку этих предпосылочных блоков. Но этого не произошло, и в самой работе этих блоков тоже нет. Там использован другой подход: выделение территории ядра центра, самого центра, потом идет малоэтажная застройка, потом — среднеэтажная, далее — спецтерритории. Однако к этому возникает масса вопросов: к примеру, в том же центре есть и спецтерритории, и малоэтажная застройка. То есть по сути эта классификация работает для типовых зон, а не всего города в целом, — обеспокоен С.Пушкарев.

Помимо непрофессионального подхода, местные архитекторы обвиняют москвичей в том, что их предложения слишком общие.

— Если бы я не жил в Севастополе, я бы не понял, к какому городу это относится, — отмечает С.Пушкарев.

С.Комаров приводит в качестве примера иллюстрации к работе: как рекомендации к действию использованы не уникальные решения, разработанные с учетом специфики Севастополя, а фотографии улиц, площадей и парков Нью-Йорка, Лондона и Парижа. При излишней обобщенности проектировщики взялись делать не свои задачи.

— Эта работа делается для того, чтобы Департамент архитектуры правильно составлял технические задания на любые последующие работы, кто бы их ни проводил, — добавляет С.Комаров. — Открытые пространства — это благоустройство города, они же взяли на себя фасады, а это прерогатива архитекторов, а не проектировщиков.

— Их задача состояла не в навязывании картинок, а в разработке условий для проектирования этих территорий. Пока предложения вялые, больше похожие на справочник ландшафтного архитектора, чем авторские работы, — отзывается С.Пушкарев.

Как выход из положения архитекторы Севастополя рекомендуют москвичам начать работу заново, а общественности — не спускать глаз со столичных проектировщиков.

Об авторе

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter