Новости Севастополя

Собаки — друзья и коллеги человека

Граница под охраной

На севере Крыма в пунктах пропуска «Армянск», «Джанкой» и «Перекоп», а также на заставах государственная граница России охраняется английскими кокер-спаниелями, лабрадорами, немецкими и бельгийскими овчарками. Некоторые сотрудники кинологической службы Пограничного управления ФСБ России по Республике Крым забирают четвероногих «коллег» после смены домой, вместе уходят на больничный и в отпуск.

На севере Крыма в пунктах пропуска «Армянск», «Джанкой» и «Перекоп», а также на заставах государственная граница России охраняется английскими кокер-спаниелями, лабрадорами, немецкими и бельгийскими овчарками. Некоторые сотрудники кинологической службы Пограничного управления ФСБ России по Республике Крым забирают четвероногих «коллег» после смены домой, вместе уходят на больничный и в отпуск.

Усыпляя бдительность

На многостороннем автомобильном пункте пропуска (МАПП) «Армянск» восьмилетняя спаниель Санни — самая опытная. Приехав в Крым четыре года назад из Карелии, собака до сих пор несладко переносит летний зной, но тем не менее с радостью выпрыгивает из вольера питомника на тренировку. Животному предстоит найти на складе с коробками «закладку», имитирующую взрывчатку, — именно на этом специализируется Санни. Кстати, собак натаскивают на поиск чего-то одного: либо взрывчатых веществ, либо наркотиков.

Не обращая внимания на скучающих в ожидании пропуска людей и распахнутые для осмотра машины, спаниель по команде «Ищи!» кинолога Егора Родыкина бросается на поиск. Собака деловито обходит склад по периметру, потом еще раз, сужая круг, пока не останавливается. «Взрывчатка» явно спрятана где-то между коробками, и Санни пытается ее отыскать. Е.Родыкин раздвигает картонки, и спаниель мгновенно садится — так он обозначает свою находку для хозяина.

— Собаки, ищущие взрывчатку, не могут ни лаять, ни скрести лапой, потому что на их действия она может сдетонировать. При обнаружении собаки садятся либо ложатся, — объясняет Е.Родыкин. — На нашем направлении еще ни разу не было случаев провоза взрывчатки, только оружие и боеприпасы. Причем чаще всего животные находят то, что завалилось за чехлы на креслах или панель бардачка.

В качестве поощрения за хорошую работу кинолог бросает Санни резиновый мячик, с которым та, довольная, начинает возиться. Собравшиеся за время поиска дети смотрят на тренировку, как на бесплатное цирковое представление.

— Спаниели ценятся в нашей службе за свой добродушный нрав. Они могут работать, обнюхивая салон транспортного средства, а люди и не подозревают, что перед ними служебная собака, — рассказывает Е.Родыкин.

Психологическое оружие

Совсем другое впечатление и задачи — у собак, находящихся на пограничной заставе. На одной из застав служат три немецких и одна бельгийская овчарка.

— Стоящий на переходе кинолог с овчаркой только своим присутствием оказывает психологическое воздействие на человека. Злоумышленник начинает нервничать и суетится, — делится кинолог пограничной заставы Вячеслав Садовский.

Он с коллегой Александром Карповым и черной немецкой овчаркой по кличке Бад демонстрируют технику задержания. Бад — суровый пес с большими клыками, поэтому В.Садовский не спускает его с поводка до начала занятия. А.Карпов прячется в кустах, откуда вдруг выбегает с палкой и, крича, удаляется. Бад огромными прыжками устремляется за ним и, догнав, хватает за рукав тренировочного ватника. «Злоумышленник» замахивается дубиной, пинает собаку ногами, но Бад не разжимает челюстей. Только окрик хозяина «Сторожить!» заставляет животное ослабить хватку и замереть на месте, при этом не выпуская из поля зрения условного злоумышленника.

А.Карпов вспоминает, что, как правило, люди не проявляют агрессии, понимая, что сопротивление бесполезно:

— Совсем недавно, например, мужчина 35 лет ночью в 400 метрах от пункта пропуска шел со стороны России по направлению Украины. Его почти сразу засекли сигнализационные датчики. Ребята выехали на опережение, я с собакой вышел заранее и уже шел по следу. Он не дошел около 3 километров до госграницы, когда его задержали. Собаку не стал пускать, поскольку мужчина не оказывал дальнейшего сопротивления. Далее мы передали его органам следствия.

И стол, и дом

И Санни, и Бад живут на съемных квартирах вместе со своими хозяевами. Во время рабочей смены они отдыхают в деревянных вольерах питомников, оборудованных как на пунктах пропуска, так и на заставах. Четырехметровые вольеры утеплены от зимних холодов, а на лето, наоборот, облегчены. Каждый кинолог сам обустраивает пространство для своей собаки.

Сколь бы опытным ни было животное, с ним постоянно занимаются, совершенствуя навыки.

— Методик дрессировки множество, но основных два правила: индивидуальный подход и от простого к сложному, — рассказывает Е.Родыкин.

Собаки, работающие на задержание, служат шесть лет: первые два года их только готовят. Из-за большой физической нагрузки работать дольше просто жестоко. Четвероногие нюхачи служат до десяти лет, после чего также выходят на почетную пенсию.

Протяженная и качественная служба четвероногих пограничников во многом обеспечивается за счет сбалансированного кормления.

— Два-три раза в сутки каждой собаке положена суп-кашица из расчета 2-2,5 литра, состоящая из 400 граммов мяса, 600 граммов крупы (гречка, рис или пшено), 15 граммов соли, 13 граммов животных жиров и 300 граммов овощей, — рассказывает Е.Родыкин, демонстрируя 12-литровую кастрюлю на электроплите в кормокухне в пункте пропуска.

На солнце сушится 12 сверкающих и немного помятых мисок, на каждой из которых написана кличка одного из четвероногих охранников границы.

Об авторе

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter