Новости Севастополя

Нашлись родственники Домны Македоновой

История о могиле кладовщицы Севвоенпорта Домны Македоновой во дворе дома на пересечении улиц Большая Морская и Адмирала Октябрьского, опубликованная в номере №20 за 10 мая, неожиданно получила продолжение. С редакцией связались как ее родственники, так и любители истории Севастополя.

История о могиле кладовщицы Севвоенпорта Домны Македоновой во дворе дома на пересечении улиц Большая Морская и Адмирала Октябрьского, опубликованная в номере №20 за 10 мая, неожиданно получила продолжение. С редакцией связались как ее родственники, так и любители истории Севастополя.

Напомним, что 34-летняя Домна Федоровна Македонова работала кладовщицей склада техотдела Севастопольского военного порта и была убита от взрыва бомбы в последний месяц обороны города 3 июня 1942 года. Больше никакой информации журналистам не удалось выяснить ни у коммунальщиков, ни у чиновников.

Написавшая в редакцию двоюродная внучка Д.Македоновой Екатерина Романова пролила свет на судьбу трагически погибшей родственницы.

Домна Македонова была вторым ребенком в большой семье, жившей в Херсонской области. В 1930-е годы, спасаясь от голода на Украине, Домна вместе с четырьмя сестрами и тремя братьями оказалась в Севастополе. Здесь девушка познакомилась с будущим мужем Михаилом Кудрицким. В 1939 году у них родился сын Борис.

Главстаршина, строевой М.Кудрицкий погиб в ноябре 1941 года в море между мысом Мидия и портом Констанца. Домна с сестрами и сыном жила в районе нынешней улицы Хрусталева. 3 июня она рыла траншеи в центре осажденного Севастополя, когда рядом взорвалась бомба. Д.Македонову закопали в той же траншее вместе с еще двумя красноармейцами. Их личности установить не удалось. Е.Романова уверена, что останки погибших до сих пор находятся под могильной плитой во дворе дома №2 по ул.Адмирала Октябрьского.

Сына Домны двухлетнего Бориса усыновила сестра Анна Федоровна, у которой не было своих детей. При оформлении документов ему была присвоена девичья фамилия матери — Македонов.

Борис Македонов начал работать еще мальчишкой. Трудился трактористом в колхозе. В армии служил в танковых войсках. Вернувшись домой, поступил в ДОСААФ, где стал сначала инструктором на самолетах и планерах, потом — мастером авиаспорта и чемпионом СССР. В 1972 году был призван на аэродром в Каче. Позже по личной просьбе перевелся на Дальний Восток. Выйдя в отставку в чине подполковника, обосновался в Каче. Активно работал с военными архивами, помогая устанавливать судьбу без вести пропавших в войну. Участвовал в составе рабочей группы «Книги Памяти». Б.Македонов скончался в 2012 году.

Сестры Домны — Екатерина, Анна, Мария и Василиса — после войны поселились в Балаклаве в поселке Благодать (сейчас это ул.Благодатная 2-го отделения «Золотой балки»). Всю жизнь проработали в совхозе, не раз получали звание «Почетный виноградарь».

Останков нет!

Председатель Севастопольского клуба любителей истории города и флота, капитан 1 ранга в отставке Олег Доскато уже много лет пытается установить имена похороненных в братской могиле Покровского собора на ул.Большая Морская, куда, по его информации, была перезахоронена и Домна Македонова.

— Почему Домну Федоровну похоронили во дворе дома, а не на городском кладбище на ул.Пожарова?

— Июнь 1942 года. Третье наступление немецко-фашистских войск началось рано утром 7 июня. Ему предшествовала двухнедельная артиллерийская и авиационная подготовка. Вражеские самолеты, группами по 20-60 бомбардировщиков, следовавшими одна за другой, устремлялись на город методично, вместе с тяжелой артиллерией, разрушая его. Только 1 и 2 июня они совершили 698 самолетовылетов, сбросили на Севастополь и его окрестности 4960 фугасных и несколько тысяч зажигательных бомб. После массированных налетов авиации и ударов артиллерии город представлял собой огромный окутанный дымом и пылью, пылающий костер. Передвигаться по осажденному городу можно было только под покровом ночи, так что ни о каких похоронных процессиях речь не могла идти. Где погиб, там тебя и закопали.

О.Доскато хорошо знал Б.Македонова по работе в редакции «Книги Памяти». Историк обращался к нему за информацией о братской могиле на территории собора и приводит следующие его слова: «Во время обороны города там [в Покровском соборе] был медсанбат, где находились раненые защитники Севастополя. В последние дни прямым попаданием бомбы был разрушен южный придел собора с апсидой. Погибло несколько человек. Их похоронили прямо во дворе собора. В мае 1944 года в развалинах освобожденного Севастополя можно было видеть людей, раскапывающих останки своих близких. После освобождения города, в период с 1944-го по 1946 год, по решению городских властей перезахоранивали останки всех тех, кто был похоронен недалеко от храма, в городской черте: в Артбухте, в районе «Ивушки», во дворах частных домов, на улицах и в скверах. Сюда перенесли и останки моей матери — Македоновой Домны Федоровны, погибшей 3 июня 1942 года в угловом доме на Б.Морской, бывшей улице К.Маркса».

По информации О.Доскато, в 1964 году часть останков из братской могилы на территории Покровского собора перенесена на городское кладбище на ул.Пожарова.

А память есть!

Есть или нет останки Д.Македоновой под могильной плитой во дворе дома — вопрос открытый. Однако жительница дома №2 по ул.Адмирала Октябрьского Алена Кобилицкая (Свирщевская) написала в комментариях на сайте «Севастопольской газеты», что жильцы ухаживают за памятником. Кроме этого, сюда приводят школьников, которым рассказывают о героических защитниках Севастополя.

comments powered by HyperComments

Об авторе

Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter