Новости Севастополя

Музей Буковины как центр народной дипломатии

Издревле у славян считалось, что осенью, после сбора урожая, наступает пора праздников и веселья. Эта традиция уже не один год поддерживается в частном музее Буковины на Хуторе Ильича, что расположен в уютном местечке в районе села Черноречье.

Издревле у славян считалось, что осенью, после сбора урожая, наступает пора праздников и веселья. Эта традиция уже не один год поддерживается в частном музее Буковины на Хуторе Ильича, что расположен в уютном местечке в районе села Черноречье.

Это традиционное место неформального общения севастопольской творческой интеллигенции, история которого памятна многими событиями, яркими встречами и знаковыми эпизодами.

Начиная с самого первого, когда вдохновленный красотой здешних мест предприниматель и общественник Михаил Ильич Кузменюк в середине семидесятых годов приехал на работу в Севастополь из города Черновцы. Это уже потом он возглавил Союз предпринимателей Ленинского района и объединил городскую творческую интеллигенцию своей неиссякаемой энергией, юмором и оптимизмом.

В начале девяностых М.Кузменюк решил построить в Чернореченской долине дом для всей своей большой семьи с тремя детьми. Выбор участка под строительство не был случаен — горы, обрамляющие долину, отдаленно напомнили родные Карпаты.

Дом получился необычным по архитектуре, но самым интересным в нем стал музей, который изначально вовсе не планировался и появился совершенно спонтанно.

Сначала из родных краев М.Кузменюк привозил дорогие его сердцу предметы интерьера — старинные часы с боем, самовары, прялки, музыкальные инструменты, посуду, элементы национальной одежды. Всеми этими вещами хозяева поначалу заполняли помещение летней кухни и были рады этим зримым напоминаниям о родном крае.

Со временем к сбору фольклорных раритетов подключились многочисленные черновицкие друзья семьи. Вот и получалось, что после очередной поездки домой коллекция неизменно пополнялась новыми предметами.

За три года их собралось так много, что для их размещения понадобилось отдельное помещение, неожиданно для самих хозяев ставшее пристанищем полноценной музейной коллекции.

Собственно, саму идею организации домашнего музея подсказала супруга севастопольского композитора Якова Машарского, после чего последующие поездки М.Кузменюка на Буковину оказались мотивированными и приобрели характер экспедиционных.

— Отец загорелся самой идеей, искренне радовался, когда хозяева предназначенных под снос старых домов позволяли ему полазить по старым чердакам и погребам в поисках чего-то раритетного. Каким-то невероятным образом из карпатских сел в Крым отцу удалось перевезти сани и даже кросны — ткацкий станок, который он сам полностью собрал, надеясь когда-нибудь запустить его в дело. Мы и теперь убеждены, что это отцовское увлечение длиною в десять лет ровно на столько же продлило ему жизнь, — рассказывает Иванна Кузменюк, вспоминая и о том, как отец постоянно ездил в краеведческий музей в Симферополе, и в долину реки Бельбек, где такими же, как он, энтузиастами была, что называется, по бревнышку собрана славянская этнографическая деревня под открытым небом.

Но это была не единственная его страсть. Будучи человеком общительным и творческим, он обладал удивительным чувством юмора и с радостью собирал любителей по-доброму пошутить и побалагурить. Во время одной из таких посиделок и родилась идея создать телепередачу «Зеленый змий», по образу и подобию программы «Белый попугай», которую вел на столичном телевидении Юрий Никулин.

Частыми участниками хуторских посиделок становились и представители севастопольских национально-культурных обществ, ежегодными гостями становились участники севастопольских фестивалей бардовской песни «Балаклавские каникулы», включая Сергея Никитина и Александра Городницкого.

Постепенно хутор превратился в центр народной дипломатии, где, кроме русских и украинских песен, звучала музыка крымских татар, караимов, белорусов, поляков, крымчаков, греков, армян...

Несколько позже у М.Кузменюка зародилась мысль проводить в своем доме тематические праздники: в сентябре — баклажана, в октябре — соленого огурца и печеной картошки, в ноябре — тыквы, в декабре — декабрёв, в январе — вареничные святки, в феврале — масленицу, а весной — Пасху и маёвку. Праздники получались настолько яркими, жизнеутверждающими и при этом отражающими характер хозяина дома, что отказаться от их проведения семья не смогла даже после того, как сам зачинатель покинул этот мир.

С тех пор прошло более четырех лет, но, как и прежде, съезжаются на Хутор Ильича на праздники самые разные гости — кто-то впервые, а кто-то, потому что воспринимает это место, как островок искреннего радушия, дружелюбия и гостеприимства.

И, однозначно, потому, что гостей здесь встречают по-буковински щедро. Непременно предложат продегустировать мамалыгу с брынзой и грибным соусом, капустняк, творожный салат с луком и зеленью, икру из печеных перцев и баклажанов, фасолеколочени, голубцы, драники, хлодник.

Все, что происходит потом, так или иначе связано с экспонатами музея, на фоне которых можно не только сфотографироваться, но даже что-то примерить или испытать в действии. А потом поучаствовать в музейном квесте с разгадыванием загадок и поиском разгадок среди опять же музейных экспонатов. И это всегда бывает увлекательно и весело.

Здесь всегда рады добрым людям, независимо от их национальной принадлежности и политических взглядов. Как, собственно, и должно быть.

comments powered by HyperComments
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter