Новости Севастополя

Флаг Севастополя водружен на один из восьмитысячников Гималаев

Комментарии:

Известный севастопольский альпинист, президент севастопольской Федерации альпинизма и скалолазания и депутат Законодательного собрания города Юрий Круглов покорил очередной восьмитысячник в Гималаях — многовершинный горный массив, высшей точкой которого является одна из 11 вершин, Дхаулагири, в 8167 метров над уровнем моря.

Известный севастопольский альпинист, президент севастопольской Федерации альпинизма и скалолазания и депутат Законодательного собрания города Юрий Круглов покорил очередной восьмитысячник в Гималаях — многовершинный горный массив, высшей точкой которого является одна из 11 вершин, Дхаулагири, в 8167 метров над уровнем моря.

Знаменательное событие произошло 1 октября. Вся экспедиция продлилась больше месяца. Репортаж о восхождении (в соцсетях и на сайте Ю.Круглова) размещала жена альпиниста, Екатерина.

Экспедиция на Дхаулагири выдалась уединенной — всего десять разрешений на восхождение было выдано в одно время с группой Ю.Круглова. Для сравнения: в то же время на Манаслу (еще одна вершина Гималаев, покоренная Ю.Кругловым в прошлом году) выдали 280 разрешений.

— Будем лезть в тишине и уединении, — предвкушал Ю.Круглов.

«На Дхаулагири почти никого нет. Поэтому подъем наверх по маршруту — это ежеминутная работа: нужно самим топтать тропу по колено и выше в снегу, самим делать перила. Большую часть времени ребята идут в связке, так как большое количество трещин, часть которых может быть скрыта под снегом», — рассказывает Е.Круглова.

9 сентября группе открылся вид на Дхаулагири, 1 октября двоим из группы, в том числе и севастопольскому парламентарию, удалось достичь вершины.

Вот что рассказывает Е.Круглова:

— Восходители, как и планировали, вышли в 9 вечера 30 сентября из лагеря №3 (около 7200 м). Юра сообщил, что маршрут оказался сложнее, чем ожидали: не везде можно было пройти пешком, на высоте около 8 тысяч метров пришлось лезть по ледяной стене с двумя ледорубами.

Келвин (один из четырех участников группы Ю.Круглова) принял решение спускаться. Бену (еще один участник группы) пришлось спуститься около четырех часов ночи. На горе бывает всякое: у Бена перестал работать налобный фонарик. Запасные батарейки не помогли, видимо, что-то случилось с самой электроникой на холоде и высоте. Бен мог и зашел бы на вершину: у него были силы, желание, выносливость, знания и навыки. Но из-за фонарика пришлось вернуться назад. Бен шел последним, Юра и Фурба (Aang Phurba Sherpa) работали выше с веревками; было темно, и без фонаря лезть по горе было невозможно — нужно было видеть, где лед, за что хвататься руками. Бен какое-то время шел без фонаря, но когда начался более сложный участок, он понял, что дальше без фонаря слишком опасно, а ждать утра — слишком холодно, поэтому он пошел вниз. Гора тяжелая, маршрут тяжелый, ветер, холод, усталость… Иногда такой маленький предмет, как фонарь, может решить все.

В 8.30 (через одиннадцать с половиной часов после выхода из лагеря №3) Юра и Фурба вышли на вершину! В этот день больше ни одна экспедиция не пошла на вершины других высочайших гор, поэтому Юра и Фурба стояли на земле выше всех во всем мире (самолеты не в счет).

Около 12.40 (через 3,5 часа) ребята были в лагере №3. Собрали лагерь и пошли дальше вниз. Еще через полтора часа они были в лагере №2. Еще через 2 часа, около 16 часов по непальскому времени, они вышли из лагеря №1 в направлении базового лагеря.

Дальше мне пришлось поволноваться, потому что последняя отметка юриного треккера появилась около 18.15 часов между двумя лагерями и больше новостей, отметок, сообщений не поступало. Спутниковый телефон Юры был, конечно, недоступен (он его держит выключенным, включает только на момент связи). В 20.15 я начала звонить всем, кого знала там. До­звонилась только до организаторов восхождения, которые находились в Катманду. Они были не в курсе, что Юра принял решение сегодня спуститься до базового лагеря, и думали, что он будет ночевать в одном из высотных лагерей. С базовым лагерем связаться сразу тоже не смогли, взяли час на ожидание ответа от базового лагеря. Я решила, что через час буду звонить и требовать поисковую операцию. Но через полчаса вдруг позвонил сам Юра! Он только-только дошел до базового лагеря и был не в курсе, что треккер не показывал его путь. Оказалось, что треккер полностью разрядился. И такое бывает.

Юра и Фурба решили не оставаться в высотном лагере, так как во время их спуска начала подниматься вьюга, по прогнозу на 2 октября на высоте выше 6 тысяч метров ожидался сильный ветер (около 50 км/час), а силы идти у них еще были. К тому же полноценный отдых возможен только на высоте не выше 5 тысяч метров.

Когда я разговаривала с Юрой, Фурба еще был в пути: в базовый лагерь должен был прийти только часа через два, с ним шел сопровождающий. Бен и Келвин спали в палатках в базовом лагере. Итого: Юра 24 часа на ногах без сна и отдыха на высотах 6-8 тысяч метров! Как это возможно? Приедет — расскажет.

Судя по голосу, он полон энергии и бодрости. Эйфория после вершины еще долго не давала ему заснуть: он пошел есть, греться, пить горячее пиво и медленно осознавать, что сегодня он действительно был на вершине, а сейчас можно действительно расслабиться и отдохнуть.

Ура-ура-ура!

— Мы спустились в Марфу. Экспедиция закончена. Анг Фурба и я поднялись. Детали позже. Флаг Севастополя оставил на вершине, — написал Ю.Круглов в Фейсбуке 4 октября.

comments powered by HyperComments
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter