Новости Севастополя

Заехали с тушения пожара и спасли птичку

Не будем скрывать, нас искренне умиляют истории спасения животных, показанные по зарубежным телеканалам. «У нас такое невозможно», — как правило, вздыхаем мы, даже не подозревая, насколько бываем не правы.

Не будем скрывать, нас искренне умиляют истории спасения животных, показанные по зарубежным телеканалам. «У нас такое невозможно», — как правило, вздыхаем мы, даже не подозревая, насколько бываем не правы.

Случай, который произошел в минувшее воскресенье, 16 июля, на улице Коммунистической, — верное тому подтверждение. В силу обстоятельств корреспонденту «Севастопольской газеты» довелось стать очевидцем случившегося.

На этот раз в сложную ситуацию попала самая обыкновенная горлица. Каким-то образом птица, клевавшая на дереве шелковицу, умудрилась застрять обеими лапками в мелких, давно засохших ветках дерева. Ее попытки выбраться из этого безжалостного плена лишь привели к тому, что птица еще больше запуталась в тонких, оказавшихся цепкими ветках и в результате опрокинулась головою вниз.

Людмила заметила несчастную горлицу за своим окном на третьем этаже, отреагировав на шум крыльев — птица то затихала, то снова принималась биться в осознании безвыходности и собственного бессилия.

— Жалко, погибнет ведь! Надо как-то помочь! — с такими словами Людмила попробовала призвать на помощь соседей. Да только что тут можно сделать, если ветки дерева находятся так далеко от окна, что никакими подручными средствами их не зацепить. О том, чтобы залезть на дерево самим, и речи быть не могло — дерево старое, да и лезть высоко.

«Надо просить о помощи», — решили соседи и принялись звонить в различные городские службы. Начали с пожарной охраны, затем обратились в городское Управление обеспечения мероприятий гражданской защиты, заодно к дежурному по городу «15-63». Везде эту слезную историю внимательно выслушивали и только сочувственно вздыхали — мол, что поделаешь, мы не выезжаем на спасение птиц.

Между тем наше воображение живописало ужасные картинки предсмертной агонии горемычной горлицы. Ну неужели ничего нельзя сделать?

Слабая надежда появилась тогда, когда на нашу улицу завернули сразу две красные пожарные машины. Но, разумеется, пожарные проехали мимо, спеша с мигалками и сиренами по каким-то своим, действительно важным делам.

— В конце концов это всего-навсего птица, и естественного отбора никто не отменял, — не слишком успешно попыталась я успокоить соседку. Та лишь всхлипнула, махнула рукой и пошла капать успокоительное.

Каковы же были наша радость и удивление, когда через некоторое время те самые пожарные машины, возвращаясь обратно, остановились около нашего дома и... спасатели направились к нашему подъезду.

Это уже потом мы узнали, что, отправляя ребят на задание, диспетчер пожарной охраны на всякий случай снабдила их адресочком: дескать, может, будет время, так это... заверните, посмотрите, что там...

Операция по освобождению горлицы была куда короче, чем все переживания, ей предшествовавшие.

Один из перепачканных гарью спасателей просто высунулся в раскрытое окно со специальной палкой в руках. Другой — не менее перепачканный — его страховал, удерживая за ноги. Собственно, это и все! Под несильным ударом палки сухая ветка легко обломилась, освободив пернатую пленницу.

— Мне показалось, что, улетая, она благодарно посмотрела в нашу сторону. Мне так показалось, — радовалась Людмила, на лице которой, едва появились пожарные, высохли слезы.

Насчет благодарности от птицы ничего сказать не могу, а вот ее спасителям — начальнику караула 1-й пожарно-спасательной части лейтенанту внутренней службы Дмитрию Черножукову и старшему пожарному Сергею Дзугаеву — от всех жильцов нашего дома и особенно от Людмилы — большое (хочется добавить, человеческое) спасибо.

comments powered by HyperComments
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter