Новости Севастополя

Балаклавцы высказали претензии к новому генплану

Комментарии:

Жители Балаклавы пришли на общественные обсуждения Генплана Севастополя, чтобы уточнить, есть ли опасность сноса их дачных участков и домов. План перспективного развития Севастополя никого не интересовал.

Жители Балаклавы пришли на общественные обсуждения Генплана Севастополя, чтобы уточнить, есть ли опасность сноса их дачных участков и домов. План перспективного развития Севастополя никого не интересовал.

Балаклава — это не Севастополь!

В России, как и во многих странах, генплан как юридический документ носит рекомендательный характер, то есть не является источником градостроительного права. На уровне города в роли такового выступают Правила землепользования и застройки, включающие карту градостроительного зонирования, градостроительные регламенты.

В Севастополе правила землепользования и застройки должны быть разработаны и приняты после генплана. В апреле правительством был принят временный документ, решающий некоторые аналогичные задачи, — региональные нормы для градостроительного проектирования. Этот документ был разработан, скорее, для проектировщиков, органов власти, а также для частных лиц, нуждающихся в информации при планировании застройки новых микрорайонов, пока не приняты генплан и правила застройки.

Аксиому предназначения генплана представители Департамента архитектуры и градостроительства и НИИ Генплана Москвы (создавшего обсуждаемый сейчас генплан Севастополя) пытались донести до пришедших на слушания в Балаклаве, но цели не добились.

Люди не хотели досматривать даже 20-минутный ролик о генплане 2017 года, где диктор хорошо поставленным голосом рассказывал о планах по развитию дорожной сети, деловых и жилых микрорайонов Гераклейского полуострова с перспективой на ближайшие 20 лет. В ролике были упомянуты интересные факты: в Севастополе незначительное число пенсионеров и много молодежи, при том, что трудоспособного населения, по подсчетам проектировщиков, всего 60 тысяч (420 тысяч — официальная численность населения в 2017 году).

— Мы пришли не про Севастополь смотреть! Рассказывайте про Балаклаву! — кричали местные жители.

На слушаниях присутствовали глава Балаклавского МО Евгений Бабошкин, заместитель губернатора Илья Пономарев, представитель Департамента архитектуры и градостроительства правительства Севастополя и представитель проектировщиков из Москвы.

Предваряя вопросы и предложения балаклавцев, Е.Бабошкин сообщил, что «за балаклавцев горло перегрызет», добавив, что «конфликты провоцировать не надо, а вот имеющиеся претензии по генплану выставлять надо четче».

А И.Пономарев официально от лица правительства заявил, что «никакого изъятия земельных участков, никакого прекращения прав собственности на имеющуюся недвижимость, на садоводческие товарищества и тому подобное генеральный план не подразумевает, не дает таких полномочий ни правительству, ни каким-либо другим органам».

— Генеральный план — это фундамент, на котором строится план развития города на среднесрочную перспективу. Это модель развития города до 2030 года, — сказал И.Пономарев, признав при этом, что документ содержит неточности, которые с помощью общественных слушаний и выявляют сейчас власти вместе с проектировщиками.

Обнаруженные несоответствия и неточности должны быть исправлены в итоговом варианте генплана перед его принятием в заксобрании. Определять, насколько неточности не соответствуют действительности и показаны ли они к исправлению в генплане, будет специальная комиссия, которая составит протоколы по вопросам и предложениям граждан и направит их разработчикам.

Страшен не генплан, а ошибки в нем

Начать надо с того, что генплан — это не тот страшный зверь всеобщей урбанизации садоводческих товариществ и частного сектора Севастополя, как его рисует воображение местных жителей. В последнее время вообще наблюдается постепенное сокращение сроков действия и уменьшение градорегулирующей роли генплана в пользу документов более низкого уровня — проектов планировки и межевания. Вот чего в последствии надо бояться, хотя с трудом верится, что власть пойдет на поголовное отнятие частной собственности.

Развитие любого большого города предполагает постепенную замену частного сектора на районы с многоэтажной застройкой, но это не делается одномоментно, и в итоге, продавать ли дом/участок государству, все равно решает собственник — поэтому до сих пор даже в центрах мегаполисов можно вдруг встретить уютно устроившийся деревянный домик с садом за забором.

И хоть строятся проекты планировки на генплане, сам генплан — довольно мелкомасштабный документ. Детализировать будущее развитие города в таком масштабе не то что невозможно, но не являлось задачей проектировщиков.

При этом большие вопросы, все же, вызывает количество ошибок в представленном севастопольцам документе: наложение зон разного назначения друг на друга, несогласованность планирования с Министерством обороны.

На встрече в Балаклаве, например, выяснилось, что село Флотское, которое упоминается в источниках с 15 века (под названием Карань/Корань) обозначено на генплане как территория для садоводства и дачного хозяйства, а не жилой застройки. Также существенной ошибкой проектировщиков, на которую указали жители Балаклавы, можно считать размещение на генплане городского кладбища между балкой Бермана и Юхариной балкой. И в том, и в другом случаях представители проектировщиков и правительства пообещали, что необходимые корректировки будут внесены. Вид разрешенного использования земли под потенциальным кладбищем изменят, чтобы кладбища там не было, а функциональное зонирование земли села Флотское уточнят.

Почти каждый, кто брал слово в Доме культуры Балаклавского рудоуправления, интересовался уточнением территорий своего садового товарищества, многоквартирного дома, участка. Проектировщик отвечал всем почти одинаково, допуская некоторые вариации.

— Никто ваш дом сносить не будет. Зона административно-деловой застройки или спортивно-рекреационного назначения на генплане означает только, что в этом районе будет возможно развитие этих направлений, — говорил представитель НИИ Генплана Москвы на обращение обеспокоенной жительницы «старой Балаклавы», которую, как она уже где-то подслушала, совсем скоро будут выселять с малой исторической родины.

Примерно такие ответы относились и к тем, в район участков которых попали, например, транспортные магистрали.

— Масштаб генплана мелкий, а значит, детально и точно нанести те же дороги невозможно. Это, можно сказать, направления — предложение, где примерно пойдет дорога. Конкретные проекты будущего строительства — это не задача генплана. Это задача других документов — правил застройки и проектов планировки, — пояснил проектировщик.

Исправление генплана проконтролируют депутаты

Обеспокоенность жителей Балаклавы по поводу учета всех их замечаний по генплану президиум слушаний пытался купировать участием в процессе депутатов заксобрания.

— Мы собираем вашу реакцию, на основании которой будем корректировать генплан. А волноваться, будут ли внесены изменения именно по вашему району, не стоит. Ведь принимать скорректированный генплан будут депутаты Законодательного собрания — ваши прямые представители во власти, они же вас не обидят, — увещевал собравшихся сотрудник департамента архитектуры и градостроительства.

Представитель балаклавцев в заксобрании Татьяна Лобач, как бы подтверждая точку зрения чиновника, усиленно делала заметки в блокнот на протяжении всех выступлений электората.

Бурное море волнующегося зала в Доме культуры БРУ не могли успокоить ни отсылки к 41-му Указу президента (о сохранении действия всех нормативно-правовых градостроительных документов Украины), ни заверения в том, что в Севастополе главенствует закон, а значит право собственности никто отнять не может.

В итоге балаклавцы собрали четыре урны с заполненными бланками заявлений по изменению генплана. Однако общее настроение на слушаниях было негативное: «Нам такой генплан не нужен!»

comments powered by HyperComments
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter