Новости Севастополя

Юбилей атомного реактора ИР-100 отметили с надеждой на его возрождение

Дальнейшая судьба 50-летнего ядерного реактора, принадлежащего сейчас Севастопольскому государственному университету, пока туманна, но имеет перспективу.

Дальнейшая судьба 50-летнего ядерного реактора, принадлежащего сейчас Севастопольскому государственному университету, пока туманна, но имеет перспективу.

С самого утра 18 апреля на реакторном комплексе Института ядерной энергии и промышленности, входящем в состав СевГУ, вопреки обыкновению было многолюдно. Сотрудники предприятия, ветераны, руководители СевГУ, а также журналисты собрались, чтобы отметить полувековой юбилей с момента первого пуска исследовательского ядерного реактора ИР-100. Многие из ветеранов проработали здесь три, а то и четыре десятка лет, верша историю атомной мощи СССР своим трудом и своими судьбами.

Пуск реактора в 1967 году стал значимым событием для развития атомной отрасли и подготовки специалистов для подводного атомного флота Советского Союза.

Сама идея строительства исследовательского ядерного реактора возникла на кафедре ядерных реакторов и парогенераторов Севастопольского высшего военно-морского инженерного училища. Реализация идеи началась в 1963 году, а сам реактор был спроектирован и изготовлен сотрудниками Научно-исследовательского и конструкторского института энерготехники. Его характеристики таковы: исследовательский, гетерогенный, на тепловых нейтронах, бассейнового типа с использованием в качестве замедлителя и теплоносителя обессоленной воды.

Строительство реакторного комплекса было результатом совместного решения ГК ВМФ СССР, Министерства среднего машиностроения и Государственного комитета по использованию ядерной энергии от 21 апреля 1961 года. В результате 18 апреля 1967 года был проведен первый физический пуск, а сам реакторный комплекс стал первым в системе высших военно-морских учебных заведений СССР.

На базе ИР-100 долгое время готовили кадры для советского подводного военного флота. Реактор с самого начала представлял собой серьезную лабораторию, на базе которой были подготовлены и защищены 5 докторских и 30 кандидатских диссертаций, которые были положены в основу развития атомного флота, космических исследований, испытания различных технических систем и их работы в условиях радиации.

В настоящее время реактор находится в состоянии длительной остановки. Его учебно-образовательная деятельность — под кураторством Национального исследовательского центра «Курчатовский институт».

— Сейчас речь идет либо о дальнейшем использовании реактора, и это достаточно большие ресурсы, которые государство должно найти для его запуска, либо о его утилизации и выводе, — пояснил журналистам и.о.ректора Севастопольского государственного университета Владимир Нечаев.

По его словам, университет заинтересован в первом варианте решения вопроса, однако принять его необходимо на самом высоком правительственном уровне, разработав при этом обоснованную и внятную программу использования реактора в научных, образовательных или в каких-то иных целях.

— Если нашему коллективу и привлеченным специалистам удастся создать такую программу и убедить руководство РФ в том, что использование реактора целесообразно, возможно и необходимо, то в этом случае с помощью нашего замечательного реактора можно будет достигать новых вершин в области образования и научных исследований, — прокомментировал В.Нечаев.

По его мнению, даже в нынешнем состоянии реактор может играть для Севастополя важную роль для популяризации науки. Например, для проведения на его базе каких-то мероприятий для школьников с тем, чтобы показывать, как делается наука.

— Я думаю, что мы обязательно найдем выход даже с учетом отсутствия лицензии, — сказал руководитель, полагая, что в настоящее время даже на заглушенном реакторе возможно проведение образовательной исследовательской работы.

— Сейчас на ИР-100 проводятся учебные экскурсионные занятия и работа с нереактивными веществами, но на современной приборной базе радиационного дозиметрического контроля. Для того, чтобы студенты заработали в полную силу, нам необходимо получить лицензию. Необходимы также соответствующие решения Министерства образования и науки РФ об определении дальнейшей судьбы самого реактора. В настоящее время используются современные приборы российского производства выпуска 2016 года, которые позволяют измерять все виды излучений:αальфа-, бетта-, гамма-излучения, загрязнение поверхностей, — пояснил нынешний начальник исследовательского реактора Алексей Коваленко.

Руководитель также отметил, что с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) сложились своеобразные отношения, поскольку в этой организации реактор закреплен за Украиной. Правительством РФ послано уведомление о том, что реактор находится на территории РФ, однако пока решение не изменено.

И все же в ходе торжеств в выступлениях участников звучала надежда на преодоление возникших препонов и на то, что реактор удастся запустить вновь.

Старший научный сотрудник, кандидат технических наук, доцент кафедры радиоэкологии и экологической безопасности Павел Пономаренко — один из инициаторов создания исследовательского реактора ИР-100. Он был первым (нештатным) начальником реактора и руководителем лаборатории ядерно-физических исследований реактора ИР-100.

— Основным генератором продвижения идеи создания в училище ядерного реактора был тогда начальник кафедры, а ныне академик РАН Ашот Саркисов. Его поддержал весь коллектив, — рассказывает П.Пономаренко.

По его словам, процесс создания атомной направленности в училище прошел несколько этапов — от принятия решения готовить специалистов-атомщиков до создания лабораторий радиационной безопасности и физики ядерных реакторов. Вопрос создания ядерного реактора тоже решался непросто, а одним из аргументов, прозвучавших на специально созванном совещании в Главкомате в 1963 году, был такой: «Если мы хотим переплюнуть США, то не должны мелочиться!». Благодаря заместителю Главкома по новой технике адмиралу Котову решение было принято.

Светлана Олейникова была членом пусковой бригады: «Затребовал нас сюда начальник реактора Александр Соболев, он приехал за нами в МИФИ и уговорил поехать в Севастополь. Тогда мы с мужем Александром Назаровым только-только защитили дипломы. К работе приступили в 1966 году, а уже в апреле 1967-го начали занимались пуском реактора. Моя должность называлась «инженер-оператор», и нас тогда было трое из МИФИ. Прибыли сюда, когда еще достраивалось здание, а сам массив еще не был залит бетоном. Мы застали самое начало и самый расцвет».

comments powered by HyperComments
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter