Новости Севастополя

Дело о 35-й батарее

22 июня — День скорби и памяти жертв войны

На 35-й батарее должен быть мемориал, а не дачные участки, считают севастопольцы
На 35-й батарее должен быть мемориал, а не дачные участки, считают севастопольцы

Дело о 35-й батарее

Место орудийной башни
Место орудийной башни

Общественность намерена защитить последний плацдарм Второй обороны Севастополя — 35-ю батарею.

Башенная береговая батарея — 35-я ББ — одно из наиболее мощных фортификационных артиллерийских сооружений береговой обороны Главной базы Черноморского флота Советского Союза. Спустя шестьдесят лет одно из самых трагических мест в Севастополе времен Великой Отечественной войны — место пленения и гибели более чем 80 тысяч человек — оставлено на произвол и находится в удручающем состоянии. Земля вокруг памятного места то и дело урезается. На ней ведут строительство дачные кооперативы, а на берегу разрабатываются новые пляжи. Севастопольцы считают, что такое отношение к памятнику истории — недопустимо, и требуют пересмотра и окончательного утверждения границ.

Валерий Володин
Валерий Володин

Решением горсовета от 26 апреля 2006 года создан совет по созданию общественных слушаний по делу 35-й батареи. В совет вошли 26 человек — ветераны войны, члены общественных организаций, работники городских музеев, чиновники. Как рассказал «СГ» член совета по общественным слушаниям, вице-президент Фонда истории и культуры им. Г. Черкашина Валерий Володин, совет будет добиваться того, чтобы размеры комплекса были определены в его фортификационных границах.

Сами слушания пройдут 24 июня с 10 до 12 часов в здании горсовета. В слушаниях по дальнейшей судьбе 35-й батареи (бухта Казачья, мыс Херсонес) и возможности создания на ее территории мемориального комплекса может принять участие каждый севастополец. На слушании огласят и перечень объектов, которые планируется установить при создании мемориального комплекса. В первую очередь — ограда памятника, снаряды и пушки времен Великой отечественной войны, противотанковые ежи. Планируется восстановить часть окопов, озеленить территорию, вывесить мемориальные таблички на тех местах, где проходили массовые расстрелы красных командиров, евреев, и там, где люди сотнями гибли и в попытках спастись срывались со скал. В проекте также — закладка памятной аллеи, на которой бы были собраны капсулы с землей со всех рубежей героической обороны Севастополя. На территории комплекса участники совета намереваются построить часовню и некрополь. Если в процессе работ будут найдены останки защитников города, они предлагают не устраивать перезахоронения на городских кладбищах, а создать братскую могилу и пантеон памяти на территории батареи.

 Справка...

Цитадель

Вход в подземные помещения батареи
Вход в подземные помещения батареи

35-я батарея, работы по сооружению которой были начаты в 1916 году, затем возобновлены в 1923 году, была введена в строй в 1929 году.

Батарея была вооружена двумя 305-мм двухорудийными башенными установками «МБ-2-12», спроектированными и изготовленными на Ленинградском Металлическом заводе (орудийные станки и часть механизмов были использованы готовые — снятые с линкора «Полтава» Балтийского флота. Вес снаряда — 471 кг, дальность стрельбы — до 42 км).

По своему устройству батарея состояла из двух орудийных блоков (железобетонных массивов, с толщиной стен от 2 до 3 метров, в которых были установлены орудийные башни). Внутри блока первой башни на двух этажах располагались погреба боеприпасов, жилые и служебные помещения, а внутри блока второй башни, кроме того, силовая станция и центральный дальномерный пост с приборами управления стрельбой.

Цитадель имела современную противохимическую и противоударную систему защиты.

По периметру батареи размещались долговременные огневые точки (ДОТы) и траншеи для стрелкового огня. 450 м севернее и 200 м южнее блоков располагались командные посты с бронированными боевыми рубками и открытыми двориками для дальномеров. Орудийные блоки и командные пункты соединялись между собой подземными коридорами (потернами). Имелись два специальных подземных, запасных выхода к моря.

Подземный комплекс 35-й батареи включал в себя также помещения для жилья, склады, баню, клуб, электрифицированный камбуз, оснащенный прекрасными медицинскими инструментами и приборами лазарет, и даже гигиеничный гальюн. Кстати, водоснабжение шло по двум вводам из внешних систем. Все внутренние помещения были разделены бронированными дверями толщиной 15-30 мм. Два пункта управления, основной (справа), и резервный КП (слева), имели по четыре этажа и находились на удалении 200 и 450 метров от орудийных башен соответственно. Каждый из них имел башню с 406 мм боковой брони и 305 мм броневую крышу, дальномер Цейс, автономную электростанцию и ряд других помещений.

Личный состав батареи состоял из 300 человек по штату и 120 человек пехоты для круговой обороны.

Схема расположения орудий и подземных помещений 35-й батареи


Документально

Хроника последних дней обороны на 35-й батарее

30 июня 1942 года на батарее осталось шесть шрапнельных и примерно 30 учебных снарядов. Командир батареи получил приказ прикрывать эвакуацию войск, а после израсходования последнего снаряда взорвать батарею.

После занятия противником 30 июня Корабельной стороны эвакуация стала невозможной. В эту ночь адмирал Октябрьский доложил в Москву, что возможностей для обороны города больше нет. На подводных лодках и нескольких транспортных самолетах было вывезено высшее командование Севастопольского оборонительного района: генерал Петров со штабом, командиры дивизий, командование флота, партийное руководство и чины НКВД — всего 498 человек, а также около трех тонн документов и ценностей. Кроме того, той же ночью по составленным спискам, было вывезено еще 304 человека.

Около двух тысяч человек наземной обслуги под командованием командира 109-й стрелковой дивизии генерал-майора Новикова отправились в окопы. Была поставлена задача обеспечить удержание небольшого плацдарма с причалами в течение двух суток и уйти на одном из кораблей, которые должны были прийти за севастопольцами. Генерал Новиков эту задачу выполнил, но катер, которым он отбыл на Кавказ, был атакован пятью вражескими, и генерал раненым попал в плен.

1 июля из орудий башни №2 выпустили последние шесть снарядов прямой наводкой по наступающей пехоте противника. Атака была отбита, комбат был ранен осколками снаряда, разорвавшегося у амбразуры. Имея приказ командующего Черноморским флотом не допустить захвата батареи врагом, в ночь на 2 июля 1942 года капитан Лещенко организовал подрыв батареи. Первая башня была взорвана в 0.35, вторая в 1.13. Около трех часов ночи с группой в 32 человека Лещенко вплавь добрался до одного из «морских охотников», и они ушли в Новороссийск.

3 июля многие помещения цитадели (кроме тех, что были взорваны) сохранились и освещались аккумуляторными батареями. Бой продолжался. В полночь 3 июля из Севастополя, подобрав из воды нескольких человек, ушли две последние подводные лодки.

С 5 на 6 июля ушли последние катера, подобрав у 35-й батареи плавающих в воде людей, вывезли еще около 650 человек.

9 июля противник с моря высадил десант и пустил в подземную цитадель ядовитые газы.

К 10 июля были ликвидированы последние очаги сопротивления. Прорваться в горы не удалось почти никому. Единицы сумели уйти морем на шлюпках, плотах, автомобильных камерах. Одних перехватывали вражеские катера, некоторых подобрали советские подлодки.


Мнение врага

Напрасно они ждали эвакуации

Первый раз немцы побывали на мысе Херсонес в 1929 году вместе с Иосифом Сталиным на правах союзников, перенимали опыт военного строительства в СССР. Второй раз, в июле 1942-го громили и взрывали как оккупанты.

Из книги командующего немецкими войсками фельдмаршал Эриха фон Манштейна «Утерянные победы»:

«Заключительные бои на Херсонесском полуострове длились еще до 4 июля. 72-я дивизия захватила бронированный ДОС «Максим Горький-II» (так немцы именовали 35-ю батарею — прим. ред.), который защищался гарнизоном в несколько тысяч человек. Другие дивизии все более теснили противника на самый конец полуострова. Противник предпринимал неоднократные попытки прорваться в ночное время на восток в надежде соединиться с партизанами в горах Ялты. Плотной массой, ведя отдельных солдат под руки, чтобы никто не мог отстать, бросались они на наши линии.

Нередко впереди всех находились женщины и девушки-комсомолки, которые, тоже с оружием в руках, воодушевляли бойцов. Само собой разумеется, что потери при таких попытках прорваться были чрезвычайно высоки. Наконец, остатки Приморской армии попытались укрыться в больших пещерах, расположенных в крутых берегах Херсонесского полуострова, напрасно ожидая своей эвакуации. Когда они 4 июля сдались, только из района крайней оконечности полуострова вышло около 30 000 человек».

Материалы подготовила Анастасия КРАВЦОВА