Новости Севастополя

«Континент» — офисное радио

Эфир

На прошлой неделе радиостанции «Континент» исполнилось шесть лет

Признаюсь честно: я не люблю ни одну из радиостанций, что вещают в Севастополе. Заикающегося и несущего чушь ди-джея порой хочется застрелить. «Мадам Брошкина» и «Ноздрями землю втяну» настроение не поднимают. И перемен к лучшему здесь не предвидится: количество однотипных радиостанций в севастопольском эфире только растет. Различаются они тем, что одни пытаются завоевать слушателя, не утаивая своего провинциального происхождения, а другие прикрываются джинглами питерских или московских коллег.

— На самом деле, кроме так называемой попсы, на моей радиостанции крутится джаз и классика. Но если постоянно звучит такая музыка, ее будут слушать единицы. Джазовая программа выходит в эфир исключительно благодаря моей любви к искусству, — призналась генеральный директор «Континента» Инна Рыбчинская, которую сотрудники здесь называют не иначе как «шеф».

Да, кушать хочется всем. Вот и вчера моя мама варила на кухне борщ и подпевала паренькам из Smash, чьи излияния звучали в эфире «Континента». Но на ее месте я никак не могу представить моего лучшего друга Сеню. Борщ он варит вкусный, но песню об Эсмеральде просто ненавидит.

Вернемся к провинциальности радиостанций, которую, как уже говорилось, на «Континенте» не скрывают. И за это перед госпожой Рыбчинской можно снять шляпу: она не боится что-то делать сама. Когда-то я поинтересовался у севастопольского руководства «Русского радио»: почему местных программ нет? Ответ был таков: «Они заранее обречены на провал, так как выйдут слабее столичных». Однако парадокс — эфир «Континента» целиком состоит из местных продуктов, тем не менее радиостанцию нельзя назвать непопулярной.

— Так во всем мире — местные новости ругают, называют скучными и... все-таки смотрят. Нас слушают потому, что мы передаем кое-что кроме погоды и гороскопа. А цель я вижу в том, чтобы «Континент» оказывал реальное влияние на жизнь города. Когда произошла авария с «топиком» на 14-м маршруте, люди звонили нам и узнавали списки пострадавших. Когда нужны доноры крови, просят сообщить по «Континенту». Мы — не фоновое радио, которое можно крутить в баре. «Континент» в основном слушают на работе, мы — офисное радио.

Кстати, по поводу работы. Как вам перспектива провести, скажем, новогоднюю ночь на дежурстве? А вот Анжеле Хмелевской, хорошо знакомой радиослушателям, это запросто:

— Вот если подумать: с одной стороны, хочется пойти куда-нибудь с друзьями, а с другой — ведь интересно-то как! Слушатели тебя жалеют, стихи пишут, некоторые даже в студию приходят поздравить, а если домой к бою курантов с работы отпустят, то подбросят на такси.

Впрочем, Новый год на дежурстве — это ерунда. В коллективе ходят слухи о том, что скоро шеф поселится на строящемся над студией третьем этаже. Вы представляете, каково вставать, принимать ванну, пить чашечку какао, спускаться вниз и... видеть одни и те же лица день за днем?! «Действительно, каково?» — спросил я у Инны Рыбчинской.

— Мы собираемся поселиться с супругом на третьем этаже над студией. Основное время приходится проводить на работе, поэтому дом для меня — это просто ночлежка. Такая вот жизнь. Ну а после новоселья, может, даже чаще куда-нибудь будем выбираться.

Да уж. После такого признания остается только пожелать работоголикам с «Континента» побольше творческих побед в радиоэфире. И кто знает, может, ко времени следующего Дня рождения радиостанции я примкну к армии ее поклонников?