Новости Севастополя

Мужчина как предмет вожделения

Профессия

Алексей никогда не любил танцевать, даже на дискотеки не ходил. А когда пришел из армии, «захотелось мешки не грузить, а денег зарабатывать много, но так, чтобы ничего не делать». По объявлению в газете молодой человек устроился работать в женский клуб. Так началась его карьера стриптизера.

— Какие требования предъявляли к претендентам?

— Первым делом спросили, умею ли танцевать. Я признался, что нет. В течение месяца нас учили танцам, начиная с походки. Каждый придумал себе сценическое имя. Я выбрал Лаки, что значит счастливый, удачливый.

Секреты мужского стриптиза

Постепенно сформировалась тройка лидеров, которых чаще заказывали — это я, Лео и Энджел. Энджелу тогда было всего шестнадцать, но тетки от него просто пищали. Он даже топлес не танцевал (бальник, бывший елизаровец), а только латину и медленные танцы, но делал это с чувством. Всем нравилась его детская улыбка. А Лео — светловолосый парень, похожий на льва, привлекал своей пластикой.

— Был еще отбор?

— Естественный. Допустим, женщина неоднократно приходит в клуб, хочет познакомиться поближе с одним из танцоров. Она должна заказать коктейль, названный его именем. Коктейль «Лаки», например, означал, что я должен сесть за стол с женщиной, выпить с ней и пообщаться минут двадцать. Женщине это удовольствие обходилось в сорок гривен. Проводить до дома — 80 гривен плюс такси туда и обратно за ее счет.

— Значит, умения танцевать мало для популярности?

— Да, я научился развлекать женщину разговором: сделать комплимент, рассказать стихотворение. Большинство мужчин не умеют красиво ухаживать, отдыхать без денег, не могут пригласить девушку на прогулку в парк.

— И все-таки, что главное в стриптизе?

— Самое главное — преподнести свое тело. Увидев голый торс, никто в зале ничего нового для себя не откроет. Мужских тел вокруг сколько угодно — в любой рекламе. Красиво его показать — вот искусство. Нужно уметь раздеваться. Вот обычно мы расстегиваем рубашку с верхней пуговицы, а в стриптизе —наоборот — с нижней.

— Зачем?

— Так положено. Это искусство, и оно имеет свои правила и законы.

Стриптиз покоряет дам всех возрастов и размеров

— Каков возраст и контингент клиенток?

— В основном посетительницы женского клуба — жены моряков. А вообще клиентки были разных возрастов (от 25 до 50 лет) и размеров.

— Насколько щедрыми бывают клиентки в своей благодарности?

— За вечер в бикини вкладывали до двухсот гривен, и доллары бывали. Система такая: 60% — мне, 40% — клубу. Зарплата у нас была смешная — 120 гривен, но каждый имел от клиенток в десять раз больше.

— А мужчины в клуб допускались?

— Посещать клуб им не запрещалось, но за входной билет приходилось выкладывать по сто гривен. Был один хороший клиент, который всегда приходил с любовницей и платил нам, чтобы мы ее развлекали.

— Как твоя девушка относилась к тому, что ее друг стриптизер?

— Ой, сколько из-за этого было проблем! У меня была девушка, с которой мы вместе жили. Я приносил домой немалые деньги, и она была довольна. Но как-то раз решила прийти посмотреть, чем я занимаюсь. И... мы сразу же расстались. Позже я познакомился с девушкой-стриптизершей. Тут уже дела пошли лучше — мы друг друга хорошо понимали. Даже при том, что она знала: я сплю за деньги с другими женщинами. Но это работа.

Женщины — восхищаются, мужчины — нападают

— Когда женский клуб распался, я стал работать в иногородних развлекательных заведениях. Номера, конечно же, отличались. В женском клубе позволялось залезть на стол, на женщину, укусить ее за что-нибудь интимное. А тут ведь публика, большой зал, надо действовать по-другому. Я придумал несколько номеров. Самый известный — «Доктор Sex». Выхожу в белом халате и колпаке и со слушалкой бегаю между столами, кому под юбку залезу — послушаю, кому в лифчик, кому еще куда. Постепенно раздеваюсь до семейных трусов. Потом опять надеваю халат и снимаю трусы. Все думают, что там ничего нет. И тогда я раскрываюсь, а там... Большой слон с большими ушами и большим хоботом. Потом я даже не танцевал, а просто прикалывался — можно сказать, как артист оригинального жанра с сексуальным уклоном. Можно было этот хобот сунуть в чей-нибудь бокал пива, или девушке куда-нибудь его засунуть, допустим, в декольте. Народ просто ухахатывался. Но были номера и посерьезней.

— Мужики не пытались приставать?

— Когда в Симферополе работал, во время номера один тип вышел и попытался меня побить. Но я-то парень не хилый, скрутил его, выкинул и продолжал танцевать. Бывало, пепельницы швыряли, рюмки бросали под ноги. Я-то босиком выступаю. Конечно, в таких случаях невозможно работать, но я все-таки продолжаю танцевать.

— А мужчины с нетрадиционной ориентацией?

— К ним я отношусь так: «не трогайте меня, но можем пообщаться». Очень многие из них — довольно интеллигентные люди. Часто человек хочет просто общения, может заплатить, чтобы я станцевал перед ним. Я считаю, что это нормально, лишь бы руками не трогал.

Желание клиентки — закон

— Наверняка были смешные случаи в твоей работе?

— Работал на ЮБК, замечаю в зале женщину невероятных размеров, просто гигантскую. Я стал на нее работать, народ дико кричит и смеется. Потом начинаю отдаляться от дамы, а она вдруг вскакивает — и за мной. Я убегаю от нее, а она пытается догнать, на ходу снимая юбку. Народ — просто умирает со смеху. Я, честно говоря, даже испугался, не ожидал, что такая крупная женщина так резво бегает. К счастью, в последний момент удалось вырваться и убежать.

Через два года работы я, честно говоря, устал и завязал с этим делом. Могу сказать, что добился в Севастополе кое-какого успеха. И, находясь на пике славы, я просто ушел. Сменил профессию. Сейчас работаю MC — то есть ведущим шоу-программ.